Koktebel.NET - отдых в Крыму БЕЗ посредников: гостиницы, частный сектор

Навигация
Привет

Регистрация займет
не более 20 сек.

Имя пользователя:

Пароль:




Сохранить пароль

[ Регистрация ]
[ Забыли пароль? ]

КОКТЕБЕЛЬ. Отдых без посредников: -> Форумы -> ОБЩИЙ КОКТЕБЕЛЬ-ФОРУМ
<< Предыдущая тема | Следующая тема >>   

Интересное из книги "Старый добрый Коктебель"

Автор Добавил
Koktebel.NET
13.08.2008, 15:13 Цитата

Сообщений: 143
ДАЧНЫЙ КОКТЕБЕЛЬ ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ ВЕКА

Отцом-основателем дачного Коктебеля необходимо признать местного помещика Эдуарда Андреевича Юнге (1833-1898), петербургского врача-окулиста. В Коктебельскую долину он попал случайно из Феодосии. Приехал верхом. Дороги еще не было. Его поразило сходство Коктебеля с долиной Аликанте в Испании. Он поручил проживавшему там инженеру постепенно скупить землю вдоль моря.
В конце 70-х гг. XIX в. академик Э. А. Юнге скупил (купчие от 1878 и 1880 гг.) значительную часть долины, прилегающей к морю, и решил превратить ее в сад. Он с увлечением занимался виноградарством, виноделием, ирригацией (в 1881 г. были пробурены десятки скважин) и благоустройством своего коктебельского поместья, заложил основы товарного виноградарства и промышленного виноделия в Коктебеле.
Юнге мечтал устроить в долине Еланчика большую запруду для орошения всей Коктебельской долины. Работы были начаты (1882) и велись за его счет, но личных средств Юнге не хватило. Министерство земледелия помощи не оказало, и дело было заброшено на половине. Тогда Юнге решил распродать землю отдельным дачникам, и в Московской газете появилось объявление о распродаже земельных участков вблизи болгарской деревни Коктебель, что на берегу Крыма.
С 1890-х гг. в поместье Юнге гостили и останавливались литераторы, художники, деятели науки и культуры.
Его сыновья - Владимир Эдуардович Юнге (1864-1902), технолог по образованию, Федор Эдуардович Юнге (1866-1928), инженер-механик по образованию, и в особенности, Александр Эдуардович Юнге (1872-1921), агроном и винодел, гласный земского собрания с 1907 по 1916 гг., продолжили начатое отцом дело и наладили промышленное виноделие в Коктебеле.
Испытывая острую нехватку капитала (экономия нуждалась в денежных вливаниях для продолжения начатых ирригационных и мелиоративных работ), землевладельцы Юнге приняли решение распродать наиболее бесплодную часть своей обширной латифундии, прилегающую к пляжной полосе залива, для последующего частного дачного строительства. А. Э. Юнге надеялся, что дачники движимые частным интересом, подобно колонистам Запада обживут и цивилизуют пустынную Коктебельскую приморскую равнину.
После смерти Э. А. Юнге наследники распродали полынные и солончаковые пустоши у моря частным лицам для застройки дачами. Покупателями земельных участков в Коктебеле стали представители мелкопоместного дворянства, феодосийского уездного мещанства и киевских церковных кругов.
Согласно Плану участков, отведенных под усадебные земли из дачи Таврической губернии Феодосийского уезда восьмой части деревни Коктебель, владения наследников тайного советника Эдуарда Андреевича Юнге уже в первые годы ХХ века (1901-1902) были проданы земельные участки: В. А. Мурзанову - 1346,12 кв. саж., М. Синицыну - 1567,65 кв. саж., Л. И. Черняховскому - 2209,39 кв. саж., Е. Д. Яновской - 2426,37 кв. саж., (всего в 1 квартале - 5 десятин и 1195 кв. саж.); М. А. Кириенко-Волошину - 1302 кв. саж., А. Н. Зауткевичу - 2388 кв. саж. (всего во 2 квартале - 4 десятины и 1650 кв. саж.); Мейеру - 2688 кв. саж., И. П. и Т. П. Юрицыным - 2688 кв. саж. (всего в 3 квартале - 4 десятины и 1160 кв. саж.); Я. Г. Фибровскому - 2842, 5 кв. саж., А. Л. Тумановскому и В. В. Скрябину - 2842, 5 кв. саж. (всего в 4 квартале - 4 десятины и 1152 кв. саж.); В. Н. Павлову - весь 5 квартал - 5 десятин и 282 кв. саж.
Все купленные земельные участки примыкали к песчано-галечному пляжу, среди владельцев участков отметим имена М. А. Кириенко-Волошина (1877-1932), поэта и художника, протоиерея отца Михаила Синицына (1869-1932), духовника М. Волошина, и В. Н. Павлова (1852-1920), действительного статского советника, начальника Московско-Казанской, Самаро-Златоустовской и Юго-Восточной железных дорог, инженера путей сообщения. Семейства Волошиных, Синицыных и Павловых навсегда обосновались в Коктебеле.
Помимо купленных на плане обозначены и запрошенные участки - в 1 квартале № 1 - Хрицко, № 4 - П. П. Ризниченко, № 5 - А. П. Ризниченко, № 6 - Ф. И. Типкуном (позади Волошиных); во 2 квартале № 5 - В. В. Котляровым (позади Юрицыных и Мейера), в 3 квартале №№ 1 и 3 Крыжаном, № 2 Соколовским и др., № 4 - Бояджиевым; в 4 квартале позади Фибровского, Тумановского и Скрябина отмечен участок Сахно.
К северу от шоссе простиралась новая разбивка земельных участков 6-10 кварталов будущего дачного Коктебеля. Среди лиц, запросивших там земельные участки, поименованы: в 6 квартале участок № 1 - Юрасов, № 2 - Л. К. Барановский; в 7 квартале участок № 1 - В. П. Юрасов, в 8 квартале участки №№ 2 и 4 - В. Г. Викторовский, № 6 - М. А. Дейша, №№ 7-8 - С. С. Шпаковский,; в 9 квартале участок № 1 Адаменко, № 2 - Леонтьевский, № 3 - Дмитренко, №№ 5 и 7 - В. Г. Викторовский, № 6 - А. З. Эрбенс, № 8 - О. Матушева, в 10 квартале № 1 - М. В. Соколовский, № 3 - Г. М. Соболев, № 5 - Ю. И. Новицкий.
Среди этих имен особо отметим Марию Адриановну Дейшу-Сионицкую (1859-1932), оперную певицу. Она, как следует из дальнейшего, позднее перекупила участок Тумановского и Скрябина у моря и построила свою знаменитую дачу по соседству с Павловыми.
В период между двумя революциями дачный Коктебель еще более разросся - между Коктебельской речкой и современной улицей Десантников появились дачи Поляковых, Кушельниковых, Манасеиных, Харламбовых, Карякиных, Петровых. А в промежутке между Куру-Еланчиком, Судакским шоссе и Коктебельской речкой построились Перижановы, «ближние» Павловы, Яновские. На участках 3 квартала выстроились дачи Голубевых (священник Голубев был первым попом коктебельской церкви в 1915-1920 гг.) и Святских. На участках девятого квартала за шоссе располагались дачи Шика и Вересаева.
Основу коктебельской дачной колонии первой трети ХХ века составляли:
 семейство землевладельца Петра Казимировича Косцюшко-Валюжинича владело землями, на которых в результате обмена в 1876 г. старокрымские болгары построили «Верхнее село» (За старой школой), А П.К. Косцюшко-Валюжинич на участке поближе к морю, выменянном у болгар, построил дачу.
 семья коктебельского землевладельца Ипполита Николаевича Хрущова (1843-1913) владела именьем с прекрасным обильным источником. Отузские татары убили Хрущева из-за заливных лугов в Армутлукском водосборе.
 семейство фон-Тешей было одним из старейших дачевладельцев Коктебеля (еще с 1893 г.). Павел Павлович фон Теш (1842-1908) окончил московский университет в 1864 году и посвятил себя практической медицине, в течение 30 лет неся различные обязанности ординатора Лефортовской городской больницы, московской общины «Утоли моя печали», московской полицейской больницы, главного врача Курско-Киевской, Московско-Брестской ж.д. и др. П.П. Тешъ был человек даровитый, разнообразно образованный и живо интересующийся широкими вопросами науки. Он был действительным членом московского психологического о-ва, Императорского московского о-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии и живо интересовался генезисом человеческого рода. Павел Павлович стал гражданским мужем Е. О. Кириенко-Волошиной с конца 1880-х гг., он и был инициатором переезда Волошиных в Коктебель. Весной 1893 г. фон-Теш присмотрел и купил крайний домик болгарского Коктебеля, стоявший на вершине холма у соединения улиц Греческой и Судакского шоссе (ныне пер. Пограничный), и обширный виноградник прежних владельцев дома. Сюда из Москвы летом того же года он привез и Елену Оттобальдовну Кириенко-Волошину с сыном Максом. 16-летний Максимилиан был переведен в Феодосийскую гимназию и снимал в Феодосии квартиру, приезжая к матери на каникулы в Коктебель. Поначалу коктебельский дом не был местом постоянного проживания ни для хозяина, ни для его гостей. 11 дек. 1897 г. Волошин писал в письме А.М. Петровой: «В числе новостей могу сообщить вам, что дача наша продается, так как Пав. Павлов. убедился, что она может привести только к полному разорению» (Волошин М.А. Из литературного наследия. Т. 1. СПб., 1991, 35). Впоследствии фон Теш оставил это намерение и проживал в своем коктебельском имении еще десять лет, оказывая посильную и безвозмездную медицинскую помощь местному населению. В марте 1907 г. одна из дочерей фон-Теша Елена Павловна Паскина, переехала с детьми Костей, Жоржем, Любой, Ириной, Зоей из Варшавы в Коктебель. Ее муж, адвокат, князь Константин Яковлевич Орбелиани, был сослан в Сибирь в связи с событиями в Польше. Елена Павловна организовала в доме отца после его смерти пансион для приезжающих к морю и содержала на зарабатываемые таким способом деньги свое многочисленное семейство (двух сыновей и трех дочерей). Это продолжалось до 1921 г., когда семья фон-Тешей навсегда покинула Крым. Старший сын Елены Павловны Константин вместе с российским морским флотом оказался в Бизерте, где получил звание корабельного гардемарина. После учебы в Сорбонне много лет работал в Тунисе и Алжире. (Секурова Е.В. 10 дней в Коктебеле или 10 дней в поисках Прошлого. М.: Готика, 2002, 48 с.)
 Семья поэта и художника М.А. Волошина волей судьбы также стала коктебельской. Как известно, в 1897 г. Кириенко-Волошины вернулись из Крыма в Москву, Макс поступил в Московский университет. В ближайшие годы (1897-1901) он редко вспоминал о Коктебеле, принимая активное участие в бурной студенческой жизни и странствуя по Европе (1899, 1900). Тем временем в Коктебеле началась распродажа земли наследниками Э.А. Юнге. Елена Оттобальдовна купила небольшой участок в 1900 г. по соседству с домом бывших певиц Л. Баженовой и С. Поповой. Находясь в туркестанской экспедиции Вяземского, Макс получил от матери письмо, в котором она сообщала о своем желании купить землю в Коктебеле. В ответном письме 10.10. 1900 Волошин пишет ей: «Мне сейчас пришла в голову одна мысль... Почему вам не купить землю в Батуме... Право, мама, покупайте там, а Коктебель бросьте. Представьте себе домик на берегу моря среди почти тропической растительности, кругом снеговые горы, благодаря которым здесь лето никогда не бывает жарким» (ДМВ фонд НВ 21.231). В следующем письме он предлагал матери использовать часть его наследственных денег и очень настойчиво пытался склонить ее к идее поселения в Батуми: «Нет, вы, пожалуйста, бросьте совсем мысль о Коктебеле и купите землю там» (ДМВ, НВ 21. 232). 23.01 1901 г. Макс предлагал в письме к матери другой вариант, ‘самый надежный’: «Домик где-нибудь на берегу Салерно и Амальфи, особенно с южной его стороны между Салерно и Амальфи около Capo del Orso при городах Minori и Mayori, или дальше около Позитано - что может быть лучше? Туристов там нет: они толкутся на северном берегу около Сорренто. А какая красота! Когда я попал туда, мне сначала показалось, что я вижу что-то знакомое, похожее на Ялту. Но после понял, что Ялта сравнительно с этим просто лубочная копия с мастерского произведения гения. Там все голубое: и море, и скалы, и небо. Глядя на Черное море, нельзя составить себе никакого представления о всей прозрачности Средиземного. Оно так же не похоже на него, как Патриаршие пруды на Коктебельский залив» (ДМВ, НВ, 18.417). Но Елена Оттобальдовна решила по-своему. Она все-таки купила земельный участок в Коктебеле на берегу моря и 16 мая 1902 г. заложила фундамент небольшого одноэтажного дома (ДМВ, НВ 18. 402). Таким образом, именно мать поэта стала основателем того явления русской культуры, которое позднее стало называться «Волошинский Коктебель». Только в конце марта 1903 г. Волошин вновь оказался в Коктебеле. «Коктебель не сразу вошел в мою душу: я постепенно осознал его как истинную родину моего духа. И мне понадобилось много лет блужданий по берегам Средиземного моря, чтобы понять его красоту и единственность» (Волошин М. Автобиография). Летом 1903 года Волошин начал строительство на участке матери своего двухэтажного зимнего дома, истратив на него все свои наследственные деньги (12 тыс. рублей в государственных бумагах, с которых он до совершеннолетия получал 4% годовых каждые полгода: ДМВ, НВ 18. 341). В течение нескольких месяцев строительные работы были в основном завершены, и в ноябре Волошин через Москву уехал во Францию. Гостил он в своем доме в последующие годы редко (1907). Тем временем в Коктебеле Елена Оттобальдовна продала свой первый дом, участок земли и построила себе новый двухэтажный дом рядом с домом сына (1908). В результате распада семьи Волошиных и смерти П.П. фон-Теша у Макса и Е.О. возникли денежные затруднения и разногласия по поводу дальнейшего использования собственности в Коктебеле. Елена Оттобальдовна организовала в своем доме пансион для приезжающих отдохнуть у моря и содержала на зарабатываемые таким способом деньги не только себя, но и путешествовавшего по Европе и России Максимилиана. В 1909-1912 гг. Волошин бывает летом в Коктебеле, наезжая к матери из Санкт-Петербурга, Москвы, Парижа. В середине апреля 1912 г. Макс приступил к реконструкции своего дома, а к осени были завершены основные работы по строительству новой мастерской. В 1913 г. (весной и осенью) была закончена и отделка интерьеров. В свой последний визит в Коктебель М.В. Сабашникова видела дом почти завершенным. В 1914-1915 гг. Волошин проживал в Дорнахе и Париже, в период Революции и Гражданской войны побывал в разных городах (Одессе, Симферополе), а остаток жизни с 1920 по 1932 гг. жил почти безвыездно в своем коктебельском доме. (Елекоев М.Л. «Дар нечаянный» Дом Волошина в Коктебеле ДМВ, архив, сс.1-7 и 9-11)
 семья Манасеиных состояла из Михаила Петровича Манасеина (1860-1917), известного врача, Натальи Ивановны Манасеиной (1869-1930), писательницы, издателя журнала для детей «Тропинка», их дочери Екатерины Михайловны Манасеиной (1895-1955), актрисы Александринки. У Манасеиных гостили Поликсена Сергеевна Соловьева (1867-1924), дочь историка С. М. Соловьева (1853-1879), поэтесса и художница (псевдоним «Аллегро»), и А. М. Пешков (Максим Горький) (1868-1936).
 семья Святских, Святская Наталья Филипповна (1874-1947), жена священника, соседи Волошиных, вторые от дома поэта.
 семья Голубевых. Священник Голубев (? - 1920) был первым попом коктебельской часовни, затем церкви, в 1915-1920 гг., расстрелян большевиками.
 семья дачевладельца Георгия Спиридоновича Петрова (1868-1925), священника, лектора и публициста, с 1920 года оказалась в эмиграции.
 семья Новицких состояла из Алексея Петровича Новицкого (1862-1934), искусствоведа и академика АН СССР с 1926 г., и Юлии Ивановны Новицкой (урожденной Остроглазовой, 1868-1933). Новицкие стали коктебельскими дачевладельцами с 1912 года.
 семья Карякиных состояла из А. М. Карякиной (+1913), сестер Поповой Софьи Григорьевны (урожд. Карякина, +1921) и Меланьи Григорьевны (+1919), профессиональных оперных певиц, собравших на благотворительных концертах достаточно средств для постройки в Коктебеле зданий почты, аптеки и начальной школы. Дачевладелицы с 1900 г.
 дачевладелица Баженова Людмила Николаевна (18..-1913), в прошлом оперная певица. Она устраивала благотворительные концерты на своей даче с целью собрать средства для благоустройства села.
 Синицыны стали коктебельскими дачевладельцами в 1901/2 гг. Главой семейства Синицыных был отец Михаил (Михаил Васильевич, 1869-1932), который в 1920 году стал священником коктебельской церкви (после расстрела Голубева) и нес служение до своей смерти в 1932 г., после чего церковь была закрыта советскими властями. В Коктебеле постоянно проживали после революции Клавдия Акимовна (1874-1941), его супруга, его сын Всеволод Михайлович (1883-19..), его внучка, Фаина Синицына, поныне непременный участник праздничных собраний в Доме-музее М. А. Волошина.
 из семьи Котляровых происходила Дарья Андреевна Котлярова (1885-1955) в первом браке Деген, во втором браке Юнге, жена А. Э. Юнге, известна еще под коктебельским прозвищем «Дода». После экспроприации поместья Юнге (1921) долгое время проживала с детьми в доме Е.О. Волошиной, из которого ее также выселяли местные власти (1928). Когда дети подросли и уехали учиться в Москву, Дарья Андреевна последовала за ними.
 семья Вересаева состояла из Викентия Викентьевича Смидовича (Вересаев - литературный псевдоним) (1867-1945), известного писателя, и его жены Марии Германовны Смидович (1875-1963). Вересаев - автор повестей «Без дороги» (1895), «На повороте» (1902) о кризисе народничества, нашумевших очерков «Записки врача» (1901) об общественном долге врачей, романов «В тупике» (1922), «Сёстры» (1933) о путях интеллигенции в революции, литературоведческих работ о Пушкине, Достоевском, Толстом и др. Вересаев переводил с греческого гомеровские гимны, лирику Сапфо, «Илиаду» Гомера, «Труды и дни» Гесиода. В 1943 г. был награжден Государственной премией СССР.
 семья Треневых известна педагогом, писателем Константином Андреевичем Треневым (1877-1945). Его дореволюционные рассказы посвящены жизни крестьянства («Затерянная криница» 1910, «На ярмарке» 1913 и др.). После Октябрьского переворота выступал главным образом как драматург и стал известен своими пьесами «Пугачевщина» 1924, «На берегу Невы» 1937, «Анна Лучинина» 1941 и др. В его лучшей пьесе «Любовь Яровая» (1926, нов.ред. 1936) изображены события гражданской войны. Лауреат Государственной премии 1941 г. Некоторое время главная улица Коктебеля носила его имя.
 Максимилиан Яковлевич Шик (1884-1968), переводчик, владел дачей у отрогов Экимчека и Моторинской горки с дореволюционных времен.
 семейство протоиерея Яновского стало постоянным обитателем Коктебеля в 1923-1928 гг.
 многолюдное семейство В. Н. Павлова (1852-1920), «дальние Павловы», владело огромным земельным участком и небольшим летним домом на самом краю дачного Коктебеля.
 семейство Дейш-Сионицких в результате перекупки земельного участка Скрябина и Тумановского обосновалось в прибрежной части дачного Коктебеля. Дача Дейш-Сионицких отличалась чопорностью великосветских манер и превращалась летом в настоящее музыкальное собрание.
 семья издателя Леонида Оттоновича Крумбюгеля.
Несколько имен владельцев участков принадлежит местным жителям греческого и болгарского происхождения - Сахно, Синопли, Бояджиев, Перижанов. В доме Перижановых позже разместилось сельпо. Грек Александр Георгиевич Синопли (1879-1943) содержал знаменитое «литературное» кафе «Бубны» в 1912-1920 гг. и в 1924-1930 гг. (см.. также Воспоминания Н.А. Габричевской)
Ежедневный быт коктебельских дачников первой трети ХХ века мало чем отличался от прекрасно описанного в произведениях А. П. Чехова и М. Горького быта российских дачников рубежа веков. В этом быту было немало элементов культурного кружка (иногда литературного, иногда музыкального), столь свойственного русской культуре ХIХ и первой трети ХХ века.
Вечерние собрания обитателей дачи, как связанных родственными и брачными узами, так и дружескими отношениями, знакомством или квартиросъемкой, перерастали из чаепития, сопровождаемого беседой и общением, в концерт инструментальной или вокальной музыки, литературные чтения или поэтический вечер.
Все эти формы общения были очень характерны для коктебельских дачников. Более того, на подобных концертах и литературных вечерах нередко собирались добровольные пожертвования на благотворительные цели - постройку почты, аптеки, земской начальной школы или церкви в Коктебеле. Таким образом нашла свою реализацию идея Э. А. Юнге о постепенной «цивилизации» Коктебеля усилиями дачников.
Уже с 1909 года путеводители по Крыму неизменно рекламировали Коктебель, как становящийся модный литературный курорт. В позднейшие времена он перерос в своеобразную литературно-художественную колонию.
Некоторые дачевладельцы создавали в своих домах настоящие литературные и музыкальные кружки - дачи Манасеиных, Петровых, Волошиных, Вересаевых и Треневых суть яркие примеры литературно-поэтических кружков, дачи Карякиных, Дейш-Сионицких в летние месяцы действовали как музыкальные собрания и салоны.
Примечательны и социальные различия в ориентации некоторых дач. Музыкальное собрание Дейши поддерживало светский чопорный тон вплоть до начала тридцатых годов. Литературно-художественный кружок Волошина, став с 1911 года пристанищем «обормотников», в дальнейшем ориентировался на демократическую простоту и непритязательность в быту и общении.
В 1920-е гг. культурная и литературная жизнь летнего Коктебеля все более концентрировалась в усадьбе Волошиных (состоявшей тогда из двух больших двухэтажных домов и длинного одноэтажного флигеля, приспособленных для приема дачников). В эти годы дом поэта Максимилиана Волошина постепенно превратился из традиционного литературно-художественного кружка в КОХУЭКС (Коктебельскую художественную экспериментальную студию).
С конца двадцатых годов началась кампания конфискации дачных домов у моря и передача их различным государственным, профсоюзным и кооперативным организациям, ВАММ, ЦАГИ, МЭИ, Крымкурорттресту и др.
Партийные постановления о ликвидации кружковщины в литературе и смерть М. А. Волошина положили конец старому дачному Коктебелю и традициям кружковых форм общения русской интеллигенции. На смену старым формам общения и объединения интеллигенции пришли централизованные способы распределения материальных благ (типа системы домов отдыха Литфонда союза Советских Писателей), жесткий административно-репрессивный контроль со стороны НКВД (позднее КГБ). К 1933 году в основном завершилось становление социалистического курорта в Коктебеле с его домами отдыха нового типа.
В 1930-е гг. многие друзья волошинского дома стали снимать на летние месяцы жилье в Коктебеле. В частности, Сорокины поселились в полуземлянке Джумали, а Габричевские облюбовали дом Оноприенко по ул. Садовой (ныне Калинина, 23) (илл.). У них гостили историк искусства, академик В.П. Зубов, искусствоведы А.Г. Ромм и А.В. Бакушинский, художники А.М. Милашевский и Л.А. Бруни, Н.К. Бальмонт, семейство Шервинских и др.
В 1950-60-е гг. завсегдатаями и гостями дома Габричевских в Коктебеле стали один из основателей отечественного кинематографа Л.В Кулешов, актеры и кинорежиссеры Н.К. Черкасов (нар. арт. СССР), Г.М. Козинцев, А.В. Баталов, Н.В. Литвинов, И. Кваша, А.А. Румнев, Л.И. Менакер, А.С. Боткина-Хохлова (дочь писателя С.М. Третьякова), И.К. Станиславский (сын знаменитого режиссёра, педагога и теоретика театра), В.А. Иоффе (супруга знаменитого физика), Л.И. Прокофьева (супруга композитора), художники Н.И. Альтман и А.Т. Зверев, архитекторы В.Ф. Маркузон и А.И. Опочинская, музыкальный педагог Г.Г. Нейгауз, прославленный исполнитель С.Т. Рихтер, писатели и поэты Н.А. Чуковский, И. А. Бродский и др. (Нейгауз Г.Г. Размышления, воспоминания, дневники. Избр. статьи. Письма к родителям. - М., 1975)
В послевоенные годы, когда дома в Коктебеле продавались за бесценок, некоторым деятелям авиации, науки, искусства и культуры удалось обзавестись здесь дачными домиками. Так, постоянными «коктебельцами» стали авиаторы Анохины, литераторы Василевские, искусствоведы Габричевские, авиаторы Гинце-Писаренко (бывший дом Синопли), скульпторы Григорьевы-Арендт, филологи и литературоведы Десницкие, врач-педиатр М.П. Кудрявцева (урожд. Смидович, двоюродная племянница писателя В.В.Вересаева), Моисеевы (семья знаменитого хореографа), художники Шагиняны-Цигали, известный археолог П. Шульц (дочь которого, Н.П. Шульц-Лесина, известна как автор путеводителей по Коктебелю и Старому Крыму). Каждый дом - свой неповторимый мир, свои друзья, свой «обиход». Именно они задавали культурный и образовательный тон в послевоенном Коктебеле. Но это - отдельная большая тема, которая еще ожидает своего исследователя.

Из книги Т.Фадеевой, А.Шапошникова, А. Дидуленко "Старый добрый Коктебель"

[ Редактирование ]
[ Редактирование ]
Наверх
Koktebel.NET
13.08.2008, 15:14 Цитата

Сообщений: 143
Земля - киноактриса. По местам съемок фильмов.

Всем нам памятны желтые холмы Ла Манчи, по которым плелся на своем Росинанте благородный идальго Дон Кихот (народный артист СССР Николай Черкасов) вместе со своим верным оруженосцем Санчо Пансой на ослике. Енишарские холмы весьма напоминают испанские по признанию самих испанцев. Когда кинофильм вышел на экран, в 1957 г. в СССР прибыла возмущенная группа испанских кинематографистов. Они были уверены, что какие-то операторы тайно отсняли материал и вывезли его как контрабанду. Столь велико было сходство с испанскими ландшафтами, что они прибыли на место съемок фильма, чтобы убедиться в их подлинности.
В фильме «Дон Кихот» играли роли Бруно Фрейндлих (отец Алисы Фрейндлих), Лидия Вертинская (жена А.Вертинского), Г.Вицин (роль Самсона Караско) и др.
Съемки фильма «Ричард Львиное Сердце» также проходили в Коктебеле. Актриса Светлана Аманова в великолепном средневековом наряде вместе с Ричардом (актер Александр Балуев) были запечатлены на пленку среди коктебельских холмов на фоне горы Святой и хребта Сюрю-Кая. Лекаря султана в этом фильме играл А. Джигарханян.
Бархатной осенью 1961 г. жители и гости Коктебеля стали свидетелями зачаровывающего зрелища: алые паруса в голубом небе над синим морем. По берегу Енишарской бухты бегала юная Ассоль (А. Вертинская), а у дверей живописной таверны ее поджидал, покуривая трубку, капитан Грей. Так Московская киностудия им. Горького проводила съемки фильм «Алые паруса» по повести А. Грина.
Сценарий другого фильма «Человек-амфибия» по мотивам одноименной фантастической повести А. Беляева сочинили Алексей Каплер и Юлия Друнина, гуляя «гриновской тропой» из Ст. Крыма в Коктебель. Подругу Ихтиандра Гуттиэрэ сыграла А. Вертинская. Согласно сценарию, отец Гуттиэрэ вместе со своим компаньоном-боссом Педро Зурита обнаружили подводную нору у подножья Скалы Маяк, на вершине которой находился дом доктора Сальватора.
Коктебельской округе пришлось однажды изображать некую латиноамериканскую страну в фильме «Это сладкое слово - свобода» и далекую Норвегию (в кинофильме «Сердце друга»), рожденную фантазией О’Генри страну Анчурию («кинофильм «Короли и капуста») и ковбойский городок американского Дикого Запада (к/ф «Человек с бульвара Капуцинов»), тихоокеанский остров (к/ф С. Говорухина «Пираты ХХ века») и инопланетный мир (фантастический фильм «Туманность Андромеды»).
Кинофильм «Эхо» на сюжет Ю. Нагибина о мальчике и девочке, бегавших к Чертову Пальцу слушать эхо, можно было снять только на Кара-Даге. Там же актриса М. Левтова скакала на лошадях в приключенческой фантастике Кира Булычева «Подземелье ведьм». А художественный фильм с элементами фантастики «Люди и дельфины» был отснят с участием «любимцев Посейдона» также в водах у Кара-Дага.
В веселом, задорном и очень добром фильме Л. Гайдая «Спортлото-82» легко узнать турбазу «Орлиный приют» по характерному виду хребта Карагач.
Здесь, на этой земле, снимались художественные кинофильмы «Салют Мария!», «Люди в океане», «Атракцион», «Приключения Чипполино», «Укрощение огня», «Разбудите Мухина», «Яков Богомолов», «Эй, кто-нибудь!». Все фильмы по мотивам произведений А. Грина снимались также в Коктебеле.
Излишне говорить, что документальные фильмы об И. Айвазовском, А. Грине, К. Паустовском и др. невозможны без коктебельских и карадагских пейзажей. И, конечно, документальные фильмы о М. Волошине всегда снимались в Коктебеле.
Упомянем большую работу ленинградских телевизионщиков «Киммерийский затворник» в 2-х сериях (1992-1995), д/ф о М. Волошине Натальи Бондарчук «Подмастерье» (1997), работы молодого режиссера Андрея Осипова и драматурга О. Агишева из цикла «Легенды Серебряного века» «Голоса» (о М. Волошине) (1997), удостоенную 20 наград и фестивальных призов в США, Европе и Азии, «Охота на ангела» (об А. Белом) и «Страсти по Марине» (о М. Цветаевой) (2003).
В Коктебеле, у подножия Кара-Дага был снят документальный фильм «Планеры в полете», а на хребте Узун-Сырт на полигоне ЦАГИ был создан шести серийный документальный фильм «Красный космос».

Из книги Т.Фадеевой, А.Шапошникова, А. Дидуленко "Старый добрый Коктебель"
Наверх
Koktebel.NET
13.08.2008, 15:16 Цитата

Сообщений: 143
Указатель местных названий

Агармыш (Calvus mons) - «побелевший». Гора над Старым Крымом (СТН I:I, 145-146).

Азе, Азето (Hagion oros, Sacrus, Sanctus mons) - «святой, великий, высокий» из араб, азиз (СТН I:I, 161,570). Одно из названий горы Большой Кара-Даг.

Ален-Кая - см. Ялын-Кая.

Андезитовая сопка - см. Изсипаната карана.

Aрa-Таш, Арак-Таш (Inter saxa) - «два камня с проходом между ними» (СТН 1:1 245-248, ЭСТЯ, I). Две скалки ниже Токмак-Каи.

Армутлук (Piretum)- «место, изобилующее (дикими) грушами», производное от армут - «груша» (СТН I:I, 341). Название урочища и греческого сельца в 12 дворов. Хутор возник в конце XIX в.

Афенди-чушма - см. Эфенди-Чешме.

Ачув (Amaritudo, Salonitis) - «солончак, солонец» (KW, 28 : СС 74, И; 130,28 acuv - см.: ЭСТЯ, I; СТН Ы, 509-510, 511-512). Долина речки Куру-Еланчик.

Асмалык, Ашмалык (Vinetum) - «место, изобилующее лозами или тычинками для винограда» (СТН I:I, 555). Урочище Армутлукского водосбора.

Баирь, Байыр (Tumulus) - «холм, бугор, пригорок, возвышенность» (ЭСТЯ:2).

Бака-Таш, Бакаташката ряка (rivus Lapidis Ranae) - «лягушачий камень» (ЭСТЯ: 2).

Бакланий мыс - скальный утёс, замыкающий с юга Бухту-Барахту.

Балалы-Кая, Балаларнынг-Кая, Балвалы-Кая (Hermae cautes) - «скалы-истуканы» ( ЭСТЯ:2); последняя форма - старейшая, первая и вторая формы возникли в среде отузских татар, которые, забывая постепенно старокыпчакский язык своих предков, перестали понимать принадлежавшие им топонимы. Старинная форма Балвал-Кая, восходящая к балбал, балвал - «каменный истукан над могилой героя» (половецкая «баба»), стала непонятна, и ее заменили на созвучную Балалы-Кая - «детская скала» и еще более очевидную Балаларнынг-Кая - «скала детей». Измыслена была, как водится, этиологическая легенда, разъясняющая причудливую семантику названия.

Балта-Чокрак (Aqua Palustra, Uliginosa) - «источник топора» или, скорее, «заболоченный источник, источник в болоте» корень бал - «грязь, глина, жижа» в словах балук, балк (ЭСТЯ, 2), чокрак - (KW, 75: cokrak, соНrаН, cochrach - СС 145,8; 113,12; 149,3).

Бараколь, Бараголь, Барагёл (Lacus vel Stagnum fuscae aquae) - «бурое озеро»; все дошедшие формы - результат адаптации первоначального типа боро-гёл в болгарском языке через ступень бъръгёл. Примечательное название, восходящее к татаро-монгольскому периоду (монголь-ско-кыпчакский гибрид боро-коль из монгольского боро-гёл), стало непонятно татарам, отсюда нелепое толкование из бары-коль - «озеро овчарки». Монгольское боро «бурый» - точное соответствие характерному цветовому признаку бессточного озера. Болгарский хутор Бараколь упоминается уже в 1864 г. Там было 2 двора, и проживало 7 душ.

Беш-Таш (Quinque saxa) - «пять скал» (ЭСТЯ:2). Скалистая гряда.

Биюк-Енишар, Буюк-Янышар (Altum Phrygicum) - «большой, высокий Енишар», большой хребет Енишара. О тюрк, буюк/бююк см.: (ЭСТЯ:2); см.: ЕНИШАР.

Бостанчета, Бустанчаата (Hortus Melonum) - «баштаны» - пологие склоны над седловиной, отделяющей холм Ималак-Оба от Чалман-Каи и Кады-Коя.

Бухта-Барахта (Natandi lacus) - укромная бухточка, ограниченная утесами Слон и Парус. Названа так потому, что там гости Макса Волошина барахтались в воде, выпав из перевернувшейся лодки.

Бухта Пасха (lacus insulae Pascua) - первая бухта между мысом Мальчин и мысом Скалистым, названа так потому, что в ней расположены скальные утесы, напоминающие каменных идолов с острова Пасхи.

Бухта Эхо (lacus Echus) - уютная бухточка хребта Карагач.

Въртокольница (Oscilla) - «качели-карусели» - место у нынешнего магазина «Горный» и близ нынешнего поселкового совета, там на Пасху устраивали болгарские карусели.

(Г)дет' пущат татарето (Locus Barbarorum) - «место, куда пускают татар», открытая местность у подножия Святой горы, где останавливались табором татары, привозившие больных на излечение.

Голубиная бухта (lacus Palumbum) - крошечная бухта, зажатая гигантскими утесами Маяк и Шайтан, в ней грот Голубиный.

Голямата потуница (Pons Magnus) - «большой мостик» - мост у старой школы (ныне пионерский лагерь).

Горната поляна (Saltus Superior) - «верхняя поляна» в урочище Курлу.

Горно село (Pagus Thracensis Superior) - «верхнее село» - элемент традиционного болгарского деления села на «верхнее» и «нижнее». Горно село в Коктебеле - между Железната потуница и Голямата потуница, т.е. от магазина «Горный» до конца села по дороге на Отузы. Эта часть села населилась старокрымскими болгарами в последней четверти XIX в.

Гравийная бухта (lacus Ranochia maior) - прежде большая Лягушачья бухта, в которой также можно было найти галечки с белыми вкраплениями, напоминающие лягушку.

Грот Голубиный (Specus Palumbum) - грот в Голубиной бухте.

Грот Ревущий (Specus Mugitus) - грот в скале к югу от мыса Бакланий.

Грот Шайтана (Specus Daemonis) - грот в утесе скалы Шайтан.

Гръцката улица (Via strata Graecorum) - ныне ул. Жуковского.

Гръцките лозья (Vinea Graecorum) - «греческие виноградники» - виноградники к западу от Золотой балки, ныне пустоши.

Гугерджинлык, Гюгерджинлик-Кая (Palumbes vel Saxum Columbi-num) — «скала, где много голубей, голубиная скала» (ЭСТЯ:3 — гёгер-чин). Ныне Скала-Зуб на Беш-Таше.

Гуллерь, Гюллер (Floridum, Flores, Hortus floribus consitus) - «множество цветов» (KW, 97: gul darzini flos canelle - CC 81,3). Балка и урочище за скалой Токмак-Кая, где весной обильно цветут пионы, горицветы и другие цветы.

Гуседерень (Fauces Stationis) - «овраг привала, стоянки», о корне гёс-, кюс - см. гёч- (ЭСТЯ:3), турецк. дере - «овраг, балка, горное ущелье». Слово было адаптировано в болгарском языке.

Гюллерский Кез (Saltus Floridus) - перевал северного хребта, ведущий в Гуллерь.

Гяурбайсхий Кез (Saltus Infidelium) - перевал над ущельем Гяур-Бах.

Гяур-Бах (Vinea Infidelium)- «виноградник неверных, немусульман», османо-татарский гибрид, гяур - тур. диал. из араб, кафир и кыпчак. баг (bag 'Vinea' KW, 46 - СС 79,8). Ущелье южного хребта, там прежде попадались одичавшие лозы.

Гяур-Чушма, Гяур-Чешме (Fons Infidelium) - «фонтан неверных, немусульман» (турецк. диал. гяур из араб, кафир «неверный, немусульманин», чешме из перс, чашма - «каптированый источник, фонтан»). Обильный источник в Карадаге, ниже которого была усадьба Кармалинина, обсаженная диким гранатом, с прекрасным садом и виноградником.

Дайка (из англ. Dike «насыпь, ров»).

Джады-Кая (Rupes Venefici) - «колдовская скала или скала ведьм» (ЭСТЯ:4, 11,195 - кыпчакская форма, kaia - СС 114,28). Гора в Османовом Яру.

Джангутаран (Gyrcanicum) - без перевода; перед нами десемантизированный топоним (название которого ничем не связано с именуемым объектом), перенесенный механически колонистами османами с прародины. Точно такие же топонимы зарегистрированы в Туркмении (!) - прародине азербайджанцев и турок-сельджуков: Джангутаран - скала в Гаррыгалинском, Магымгалинском районе, овраг в Тедженском районе, вершина в Ашхабадском районе, колодец в Гызыларбатском районе (ТГАДС, 161). Возможно, перед нами этноним, этническое имя. Какими путями это название перекочевало из глубин Азии в Анатолию и Крым, определить теперь трудно.

Долната поляна (Saltus Inferior) — болг. «нижняя поляна» - в урочище Курлу.

Долно село (Pagus Thracensis Inferior) - болг. «нижнее село» - часть села от старой школы до старой аптеки под горкой Фон Теша. Была заселена болгарами из Кишлава, Дяутеля и Керчи во второй трети XIX в.

Дупчеват ягрек, Дупчевът егрек (Ovile Rimosum) - болг. диал. «дырявая овчарня, дырявый загон для скота» - овчарня на склоне Святой горы.

Дълбоката падина (Profundum fauces) - болг. « глубокая балка » - балка между концом села и Кады-Коем. В прошлом она вся была покрыта виноградниками.

Дядо Игнатьово лозье (Vinea avi Ignatii) - болг. «виноградник деда Игната», ныне ул. Кирилла и Мефодия) участки № 22, 23, 24, 31.

Дядо Яновото лозье (Vinea avi Ioannis) - болг. « виноградник деда Ивана Стамова» - там, где теперь «шанхайчики» конца Золотой балки.

Елен-Кая - см. Ялын-Кая.

Енишар, Енишары (Phrygicum) - импортированное название из Анатолии. Уже в конце прошлого века татары не понимали значения этого названия и не могли дать вразумительное толкование. В русскоязычной среде искажение Енишары-Янышары воспринималось как созвучное янычарам (собственно турецкая форма еничери!). Отсюда и совершенно беспочвенное (исторические источники ничего подобного не сообщают!) объяснение названия бухты, долины и окружающих ее холмов по наименованию подразделений турецкого войска, якобы высадившегося там перед осадой Каффы в 1475 г. Правдоподобнее толковать эти названия из турецких названий селений на берегу Бейшехирского озера в вилайете Конья - Енишары и Енишар-Бадемли. Переселенные повелением султана жители тех мест перенесли с собой и привычные названия - Кара-Даг, Джангутаран, Енишар, Караман. Все они никакого отношения к местным объектам не имели. В последней четверти XVIII в. многие турки-караманли покинули крымские местности, опасаясь власти христианской империи, а оставшиеся географические названия оказались непонятными не только для русских и болгар, но и для татар, получивших возможность селиться в заповедной прежде зоне турецкой оккупации.

Железната потуница (Pons Ferreus vel Ferratus) - «железный мостик» - мост в конце Коктебеля (в самом начале ул. Ленина), был взорван советскими войсками при отступлении в 1941 г. Теперь на его месте железобетонный мост.

Задмините-Подмини (Inter Lapides) - «обойди и подойди» - две скалы между Сюрю-Каей и Токмак-Каей. Возможно, калька с татарского Ара-Таш.

Злата падина (Mala Fauces Maior.) - «злая балка», названа так из-за частых катастрофических селевых потоков - ныне Золотая балка.

Злата падинка (Mala Fauces Minor.) - «злая балочка» в урочище Казавлы.

Иван-Баба (Presbyter Ioannes) - «отец Иоанн, священник Иоанн», островок у мыса Киик-Атлама.

Иван-Разбойник (Pirata Ioannes, Praedo maritimus Ioannes) - прибрежная скала у хребта Карагач.

Изгореното място (Deletum ignibus, Deletum flammis) - «сгоревшее место» - по ту сторону Сюрю-Каи.

Изсипаната Карана (Effusumsaxum, Cautes)- «осыпавшаяся скала» - Карамановская скала, Андезитовая сопка, Лакколит, ныне не существует. М. Волошин и люди его окружения понимали слово карана неверно, слишком поэтизируя топоним. Никакого отношения к короне оно не имеет. Слово карана - с метатезой из канара - «скала» или «террасы на скалах, образовавшиеся в результате эрозии» - диалектная форма, отмеченная в говорах Истранджи (Български етимологичен речник. София, 1976. СС. 198, 238).

Ималак-Оба, Моллак-Оба или Молак-Оба (Globosus collis) - тюрк, диал. «округлый холм». Холм в урочище Казавлы у Кады-Коя.

Имарет, Эмарет (Villa rustica) - «благоустроенное поместье, дворец», тур. из арабск. (СТН 1:1, 1571). Название поместья в верховьях балки Янтык.

Инджи-Бель, Индже-Бель (Angustus isthmus, Angustiae) - «узкий перешеек» из тюрк. диал. индже, инче - «тонкий, узкий, худой» (СТН 1:2,1452, ЭСТЯ : I) и бель — «перехват, перешеек, седловина, горный перевал, хребет, гребень горы, проход между горами, ущелье, теснина и т.п.» (ЭСТЯ : 2). Перешеек, отделяющий мыс Киик-Атлама.

Йыкылмак-Кая, Икилмак-Кая (Rupes Cadens) — татар, «падающая скала» из отглагольного имени, производного от основы йык-, йыкыл-«валиться, стремительно падать, свергать, рушить(ся)» (ЭСТЯ 4:273-274; СТН 111:2, 468; СС 11,8-9, 113,14). Скальная стена с наклоном.

Кады-Кой (vicus Judicis) - «село кадия» из тур. кади, кадийя - «должностное лицо» и кёй - «село, поселение». Урочище с источником. В конце XVIII в. турецкое поселение было заброшено. П.С. Паллас в 1793-1794 гг. пишет, что прежде там находилась татарская деревня с мечетью и прекрасным фонтаном. В. Кондараки в 1875 г. припоминает народное предание о том, что в этой деревушке еще в начале XIX в. жила и скончалась султанша из рода Гиреев. Предание о «Чертовой бане в Кады-Кое» у Н. Маркса ничего кроме снисходительной улыбки вызвать не может. В его время отузские татары не могли рассказать ничего реального о Кады-Кое, измышляя всякие нелепицы.

Казавлы, Казаул (Judicis deversorium) - «жилье кадия» из кыпч.-татар, казы - «кадий или имя собственное» и аул, аулы, авлы (общ. тюрк. а:гыл) - «дом, жилье, двор». См. Кады-Кой.

Кале, Калето (Castellum, monasterium ad honorem Dei et Beati Stephanis) -«крепость, замок, укрепление», тюрк, заимст. из араб. qale[t] - «крепость, замок, укрепление». Название остатков монастыря и селения под Сюрю-Кая. Вертикально стоявшее приалтарное окружье, придававшее романтический колорит этому месту, было взорвано командиром саперного взвода в 60-х гг. на глазах у всего Коктебеля, чтобы получить камень для строительства индивидуального дома. Ныне на месте Кале - едва различимые остатки фундаментов. В конце 1990-х гг. археологи заложили там несколько разведочных шурфов.

Кара-Бурун (Nigrum promuntorium) - «чёрный мыс, чёрный выступ» из тур. кара - «чёрный» и бурун - «нос, мыс, угол» (ЭСТЯ: 2). Название горной вершины.

Карагач (Ulmeus mons, Nigrolignum) - «чёрный лес или лес из вязов, черных деревьев»: общ. тюрк, сложение кара - «чёрный» и агач - «дерево, ствол, растение, лес» (ЭСТЯ : I), кара-агач - «ильм, вяз» (СТН I:I, 149). Название скалистого хребта у Биостанции, некогда, якобы, покрытого вязовым лесом, который был полностью вырублен.

Карагач-Бугас, Карагач-Богаз (Ulmea Fauces) - тюрк. диал. «ущелье вязов, ильмов» из бугае, богаз - «устье реки, ущелье, теснина» ( ЭСТЯ : 2). Балка - приток Отузки.

Кара-Даг (Callitra vel Montenigrus) - тур. «черная гора», перенос анатолийского названия высокой горы Кара-Даг. Изначально - клишированное сложение кара - «чёрный» и турец. (огузск.) да:г - «гора, горная цепь, лес, бор» (ЭСТЯ : 3). «Оригинальное» толкование из казахского кыр, кыра - «сопка» надо признать совершенно неверным. Ороним Кара-Даг был механически перенесен колонистами караманлисами из вилайета Конья, где величественная вершина Кара-Даг 2271 м (!) господствует над пос. Кылбасан и Буруноба.

Карадагские копи (Fodina Montenigra) - см. Трассовые разработки.

Карадайский Кез (Saltus Montenigri) - ныне Северный перевал Кара-Дага.

Караман, Карамановская скала (Carmanium saxum) - ср. Караман в вилайете Конья, этническое имя караманли. Уничтоженный скалистый останец над плато Тепсень.

Кара-Оба (Tumulus Nigrus) - «чёрный курган или северный курган» из татар, кара (см. выше) и оба - «холм, курган, бугор» (ЭСТЯ : I). Высокий холм.

Кара-Тарла (Arvum Nigrum) - «черная пашня» из тур. кара и тарла (татар, тарлов)- «пашня, нива, почва» (СС. 130,26; 161,6; 162,36). Плодородный участок пашни на западных склонах Биюк-Енишара, ныне занятый виноградниками.

Кая-Кошла, Кая-Кышла (Ovile Saxosum) - «загон для овец, кошара (на) скале» из тур. диал. капа- «скала» и кошла, искаж. кышлау, кыш-лаг или от кош, кошлы - «кошара, загон для овец». Место на Хоба-Тепе.

Кез, Кес (Saltus) - « место отдыха в полдень, перевал » из глагола кез-, гез-, кес- «гулять, бродить, скитаться (о животных)», специфический коктебельский скотоводческий термин широкого употребления в названиях Товаретанский Кез, Гяурбайский Кез, Карадайский Кез, Гюллерский Кез и т.п.

Керхене, Керхана (Fabrica Figlina) - «(гончарная) фабрика» - место у Коктебельской речки на краю села, где в прошлом веке находились мастерские по изготовлению черепицы и посуды. Держали эту «фабрику» курбеты (этнос, по преданию, смешанный из татар и цыган). Из добротной глины изготавливалась керамика, особенно так называемые керамиды - «татарская» черепица. Черепицей, изготовленной на этой «фабрике», по сей день крыто большинство домов в старой части Коктебеля. Арабское слово керхене - «фабрика, мануфактура», искажение из арабского кереха:не, имеет персидское происхождение.

Кийик-Атлама (Probaton Elapnion [Excursus Cervinus] vel Saluaticum promuntorium) - неудачные переводы типа «дикий скакун», «дикий наездник», «прыжок дикой козы/скачок лани» вызваны непониманием элемента атлама в среде татар. Между тем, турки-османы понимали под формой атлама в местных названиях мыс, выступ (ср. местное название на Босфоре Атлама-Ташы - «каменный выступ/мыс или выступающий камень» - СТН I:I, 469). Первый элемент названия: либо кейик, кийик - «дикое животное, лань, дикая коза» и подоб., либо искаж. кайык, кейик - «лодка». Этимология атлама - «выступ, мыс» поддерживается и более старой греческой формой провато - «выступ».

Кил-Кая (Lutum, Lutosum saxum) - «грязевая гора» из тур. диал. соответствия татарскому кир - «грязь» (CC 151,14) - кил. Горка сложена глинистой осадочной породой кефекелит.

Кок-Кая (Caeruleum saxum) - «небесно-голубая скала или западная скала» из кыпч. кок - «небесно-голубой» (СС 70,26; 92,31) и кайа - «скала».

Коклюк (Cornetum, Cornus) - «место, изобилующее косточковыми плодами: кизилом, терном, рябиной», или «терновник/кизильник», из кёк-, гёк — в производных кёкен, гёкен, кёкян — «терн, терновник, рябина, кизил» (ЭСТЯ: 3) и суффикса -люк, означающего «изобилие, наличие большого количества чего-либо». Название стоит в одном ряду с соседними микротопонимами Армутлук, Тюллюк, Ашмалык, Сарытлык, в которых также отражено указание на места, изобилующие определенными видами растений.

Кок-Таш-Дере, Кокташская балка (Fauces lapidum caeruleorum vel lividorum) - «балка синего камня» из тюрк. диал. кок, кёк - «небесно-голубой», таш - «камень, скала», дере - «ущелье, балка, долина». Балка на склоне Кок-Каи.

Кок-Тёбель (Possidima) - «(кочевье, пастбище) небесно-голубых или западных тёбелов» из кок-/кёк- (см. выше) и тёбел/тобел - «имеющий метку на лбу, со звездочкой на лбу» (о животных, особенно коровах, лошадях); этническое имя родоплеменных подразделений многих тюркских народов, алтайцев, кыпчаков - ЭСТЯ : 3. С этим можно сопоставить очень похожее местное название степного Крыма — Кара-Тёбель. Название «Коктебель» также обычно членили на кёк-тёпе-эли - «страна синих гор, селение у синих гор» и т.п.

Колтук, Култук (Ascella) - «изгибистый, извилистый, изогнутый (холм)» из кыпч. колтук - «место изгиба, колено (животного)» (СС 130,33). Название длинного и резко изгибающегося холма.

Кордон (Praesidia Armata) - из франц. cordon «пограничная стража, охрана», холм с ровной вершиной в устье Кокташской балки над пансионатом «Прибой». Там во времена Российской империи располагался кордонный пост пограничной службы.

Колиба(та), Кулиба(та) (Tugurium) - «хижина, шалаш, лачуга» -место близ подъема на Узун-Сыртский перевал Судакского шоссе. В этом месте еще в 1870-е гг. проживали мурзаки Ширины Мурза-Бахтыш-Суин и Газы. Разорившись вконец, они продали часть своих земель старокрымским болгарам (1874 г.) и академику Э. Юнге (1878, 1880 г.)

Курлу, Курлуцкий Кез (Paradisus) - «заповедное место, заказник», производное от др. тюрк. курыг - «заповедник кагана». Курлу расположено за Сюрюк-Каей, там прекрасный сенокос. В прежние времена коктебельская община нанимала специального объездчика - кураджию для охраны ценного сенокосного участка от потрав и самовольных покосов.

Куру-Еланчик, Куру-Йыланчик (Aridus Rivus, Rivulus) - «сухая речка, высохший ручей», из куру «сухой, пересохший, высохший» и йуланчык «речка, речушка, ручеек» (СС 77, I; ЭСТЯ: 4, 244, 277, 36-37).

Кучук-Енишар (Phrygicum Iconium Minore) - «малый Енишар» из тур. кючюк (соотв. татар, кичи) - «малый, маленький, меньший» (СС 68,20— 23, 70,3-4) и Енишар - оставляем без перевода. Холм, на котором похоронен поэт М.А. Кириенко-Волошин.

Куш-Кая (Rupes Avium) - «птичья скала или скала-птица» из кыпч. куш-«птица» (СС 130, 20) и кая - «скала», скальная стена в Кара-Даге.

Лев, скала Лев (Leo saxum) - живописный скальный выступ, замыкающий с юга грандиозное ущелье между хребтами Хоба-Тепе и Карагач.

Легенер, Лейень-Кая (saxa Baptisterii, Caverna, Lacunae, Labrum) - «(скала) изобилующая корытами, тазами или лоханями». Первая форма архаична - леген - «таз, корыто, лохань, ванна» (из перс. лахан/ля-хян). Суффикс собирательной множественности - ар/-ер неупотребителен в современном татарском словоизменении. Когда старая форма названия стала не вполне понятной, ее глоссировали современной турецкой лейен-кая с сохранением значения. Название мотивировано особыми вымоинами в скальной поверхности.

Ливада (Libas, lacus Libadis) - «скальный источник», урочище и бухта.

Лизганачка (Via Lubrica) - «горка для катания на санях» - пологий склон позади старой школы, где теперь миндальный сад; там в зимние месяцы болгарская детвора каталась на санках.

Липова(та) падинка (Saltus Tilliarum) - «липовая балка» - балка за Токмак-Каей.

Львиная бухта (lacus Leonis) - бухта между скалой Маяк и скалой Лев.

Лягушачья бухта (Ranochia, lacus lapidum ranarum, lapides cum oculis ranae) - вторая после Мальчина бухта, названная так художниками круга Макса Волошина, бывавшими в Италии, за мелкую гальку с белыми вкраплениями, напоминающими лягушачьи глазки. Такую гальку итальянские художники XIX в. назвали ranochia - «глаза лягушки».

Магнитный хребет (Magnes lapis) - см. Товаретан.

Мальчин, Малчын (Pastorale promuntorium) - «пастушеский, скотоводческий (хутор)», из мал - «мелкий рогатый скот, овцы, козы», малчы - «скотовод, пастух, чабан». Название адаптировано в болгарском языке. Мыс Мальчин с руинами поселка гончаров VIII-IX вв. и одичавшими садовыми деревьями, фисташками, источником. Местность в районе Мальчина сильно изменена катастрофическим оползнем и обвалом скал с Кок-Кая в 1913 г.

Матрач-Оба (Tumulus Cotinus coggygria vel Rhus coriaria) - «сумаховый холм, курган, заросший скумпиями» из матрач - название растения, применявшегося для окраски тканей в чёрный, коричневый и тёмно-синий цвет, и оба - «холм».

Молдаванската падина (Fauces Romanorum) - «Молдаванская балка» - балка от Судакского шоссе по направлению к Енишарам и Челеби-Кошле.

Мыс Бакланий (Phalacrocoracum promuntorium) - скальный утёс, замыкающий Бухту-Барахту.

Мыс Мальчин (Pastorale promuntorium) - см. Мальчин.

Мыс Плойчатый (Plocamon promuntorium) - назван так по структуре скальных пород.

Мыс Тупой, вернее Тупиковый (Hebes promuntorium) - предел сухопутной тропы из Коктебеля.

Наир-Дере (Fauces Praedonis vel Latronis) - ущелье Османов Яр.

Новьят пъть (Via Nova) - Новая земская дорога из Коктебеля в Старый Крым через Османов Яр, ответвлялась от Судакского шоссе у Кады-Коя.

Орта-Оба (Tumulus Medius) - «средний курган, серединный холм» из орта и оба. Располагается между Коклюком и Сары-Каей.

Османов Яр (Angustia Latronum) - см. Наир-Дере.

Отлу-Кая, Отлук-Кая (Fossinum saxum, Lacunae) - «скала с рытвинами, рвами, желобами» из кыпч. отлук «ров, рытвина» (СС 79,19).

Отуз-Кая (Triginta saxum) - «тридцать скал или скала тридцати» из кыпч. отуз/отус «тридцать» (СС 120,10) и кая - «скала». Название скалы как-то связано с названием соседнего села Отузы, но подлинная мотивация неразличима в глубине веков.

Парус, скала Парус (Velum saxum) - островная скала в Бухте-Барах-те, напоминающая надутый ветром парус.

Пештеник (Quercus Panis) - болг. пещеник «печной хлеб» - название дуба недалеко от источника Чобан-Чокрак по ту сторону Сюрю-Каи. На старом дубе был огромный нарост в виде подового хлеба.

Пештерата (Spelunca) - болг. пещера «пещера» - в скалах Сюрю-Каи.

Плойчатый мыс (Plocamus) - скалистый выступ, разделяющий Сердоликовую и Южную Сердоликовую бухты.

Пограничная бухта (sinus Terminalis) - названа так потому, что ее северный конец был пределом сухопутной тропы из Биостанции.

Пуццолановая бухта (lacus Pozzuolanae) - небольшая бухта, ограниченная скалами Баба-Яга и Иван-Разбойник. Названа так по часто встречаемой скальной породе пуццоланы (итал. Pozzuoli).

Разбойничья бухта (lacus Piratarum, Praedonum maritimorum) - укромная бухточка, прикрытая с моря скалой Иван-Разбойник.

Садовая улица (via Hortorum) - ныне ул. Шершнева.

Сары-Кая (Saxum Flavum) - скалка в Кара-Даге.

Сарытлык (Quercetum) - «местность, изобилующая растением сарыт».

Сасык-Чокрак (Fons Foetens, Aqua Foetida) - «вонючий источник» из сасы, сасык- «вонючий, зловонный» и кыпч. чокрак- «источник, ключ». Пересохший ныне источник на склоне Биюк-Енишар.

Северная Сердоликовая бухта (lacus Sardonycum) - бухта достижима посуху из Коктебеля и ограничена с юга мысом Тупым, обогнуть который можно только по воде.

Седло(то) (Sella) - болг. «седло» - седловина между скалистым отрогом Сюрю-Каи и самой скалою, покрытая густым кизиловым лесом; туда болгарки ходили за кизилом поздней осенью.

Сердоликовая бухта (lacus Sardonycum) - уютная бухточка между мысами Тупой и Плойчатый. Посуху недостижима из Коктебеля.

Сините Брягва, Сините Брегове (Fauces Lividi, Caerulei) - «синие края оврага» - ущелье за Сюрю-Каей.

Скала Баба-Яга (saxum Venefica) - см. Баба-Яга.

Скала Золотые Ворота (saxum Porta Aurea) - см. Шайтан-Капу.

Скала Иван-Разбойник (saxum Ioannes pirata) - см. Иван-Разбойник.

Скала Лев (Leo saxum) - см. Лев.

Скала Левинсона-Лессинга - южный приморский отрог хребта Карагач.

Скала Маяк (Pharus cautes) - скальный утёс Хоба-Тепе, приметный с моря.

Скала Парус (Velum saxum) - см. Парус.

Скала Слон, Слон (Elephans, Elephantinum saxum) - согласно одним -скалистый утёс Маяк, согласно другим - скальный выступ, отделяющий Южную Сердоликовую бухту от Бухты-Барахты.

Скала Сфинкс (saxum Sphynx) - см. Шайтан-Бармак.

Стена Лагорио (vallum saxeum Lagorio) - скальная стена, отделяющая ущелье Гяур-Бах от хребта Хоба-Тепе.

Стена Муратова (vallum saxeum Muratovi) - скальная стена над мысом Мальчин.

Сувать, Суватски Кез (Aquatum vel Aquatio, saltus Aquati) - «место, изобилующее водой, водопой» - кыпч. рефлекс общетюрк. сугат.

Судакское шоссе (Via Strata Sugdaiensis) - ныне ул. Ленина.

Сырт (Iugum montis) - «горный хребет, холмистая гряда» из общетюрк. сырт (ср.: СС 126,12). Отрог Сюрюк-Каи.

Сюрю-Кая, Сююрю-Кая, Сюрюк-Кая, Сиврюк-Кая (Acutum saxum) - «скала-шпиль» из сюрю, сюрюк - «шпиль» (др.-тюрк, сюгрю-к -СС 114,29), форма сиврюк - один из возможных вариантов реализации архетипа сюгрюк - сюирюк, сюврюк, сюврик, шуврик, сиврюк, никакого отношения к глаголу сев - «любить» не имеет.

Татар-Кабурга, Татар-Хабурга, Малка Татар-Кабурга и Голяма Татар-Кабурга (Tarandrus Maior ас Minor) - «(пастбище) татар с тотемом кабарги». Архаичный топоним времен первых поселенцев-завоевателей из татаро-монголов, находившихся еще на стадии родо-племенного общества. Кабарга/Кабырга/Хабурга - обитает в азиатской тайге. Когда тотемный компонент этнонима стал непонятен, под кабургой стали понимать «ребро».

Таш-Баши (Caput Saxeum, scopulus) - «каменная голова, главная скалка, камень головной» из таш - «камень, скала» и баш - «голова». Название островка в Енишарской бухте.

Таш-Тепе (Cacumen Saxeum, scopulus) - «каменная вершина / верхушка» из таш (см. выше) и тепе - «вершина, верх, верхушка». Скалистый островок в Енишарской бухте рядом с Таш-Баши.

Таш-Хапу (Porta Saxea) - «каменные врата» из кыпч. таги (см. выше) и тур. диал. хапу, капы, капыг - «ворота, врата». Название седловины в Османовом Яру и каменных ворот в скалистом отроге Сюрю-Каи.

Текие (Monasterium Sancti Ioannis evangelistae) - «обитель, монастырь» тур. текке, текийе из араб, тякийя/текийе. Название мыса и залива, позже Двуякорный.

Тепе-Оба (Cacumen podius) «вершинный холм», позднее переосмысление названия холмистой горы к югу от Феодосии — прежде Тете-Оба (см. Тете-Оба).

Тепсень (Culmen, Cacumen montis) - «(каменное) навершие, верхушка», архаичное образование: men(e) - «верх, вершина» и суффикса -сан/сен, ср. румын, заимствование тепшан - «наконечник, навершие, верх» (см.: ЭСТЯ: 3 - дёпе/тёпе). Таким образом, сохранилось древнейшее тюркское название Карамановской скалы, позже перенесенное на все плато у ее подножия.

Тете-Оба (Patrum Podius) - тюрк. диал. «холм предков, холм (святых) отцов» из огуз. тятя/тете - «отец, батюшка, дед по отцу, прадед, прапрадед, предок, старец, святой отец, глава секты» и т.п. (ЭСТЯ: 3), возможен и механический перенос топонима из азиатских местностей - ср. туркмен. Тэте-Оба в Йыланлинском районе Туркмении (ТГАДС: 275).

Тинак, Тинакът (Stagnum) - болг. «пруд» - находился в самом начале ул. Жуковского (прежде ул. Греческой), где теперь так называемый «белый дом» и окружающие его обширные «шанхаи».

Товаретан, Туваретан (Saltus Pecorum vel Hermisium) - «место (перегона) скота» - из кыпч. товар, тувар, тогар - «плодиться (о скоте), скот». Товаретан использовался как пастбище для половины стада коктебельской общины.

Товаретанский Кез (saltus Pecorum) - ныне Южный перевал.

Токмак-Кая (Macia saxum) - «скала-молоток» - из кыпч. токмак -«молоток, молоточек» (СС 86,24). Название скалы подобной формы.

Топрак-Кая, Tonpax-Кая (Rumenta promuntorium) - «скала из грязи, земляная скала» из топрак - «глина, почва, грязь, земля» (СС 117,19,145); так называемый мыс Хамелеон.

Трассовые разработки (Fodina Trassi) - карьер на восточном склоне Святой Горы, где до войны добывали горную породу трасс (нем.Trass), разновидность вулканического туфа, твердую пористую массу зелёного или голубого цвета. Трасс употреблялся как гидравлическая добавка к цементу, придавая ему способность твердеть под водой.

Трассы Верхние (Trassi Superiores) - собственно карьер трассовых разработок. От него была проведена канатная дорога к зданию Карадаг-ских Копей в устье Кокташской балки. Трасс из вагонеток внизу попадал в дробилку, а затем по транспортеру загружался в огромные баржи, которые перевозили его в Новороссийск, на цементные заводы.

Трассы Нижние (Trassi Inferiores) - неподалеку от Дупчеват ягрек и Афенди-чушма в 1930-е гг. были выстроены здание конторы, складских помещений и комнаты для рабочих смен.

Туар-Алан (Saltus Pecoris) - «поляна, где скот» из туар - «скот» и алан - «поляна, открытое место» (СТН: 359). Название горы главного Таврического хребта.

Тупой мыс (Hebes promuntorium) - вернее, Тупиковый Мыс, замыкающий с юга Северную Сердоликовую бухту. Это предел сухопутной тропы из Коктебеля.

Тюллюк (Cerasetum) - «место, изобилующее черешней или персиками» - ср. болгарское название из того же урочища - Чурешки «Черешенки».

Узун-Сырт (Longum iugum montis) - «длинный хребет» - из узун -«длинный, протяженный» и сырт - «горный хребет». Холмистая гряда.

Узюм-Дере (Vinetum fauces) - «виноградное ущелье» из юзюм - «гроздь, виноград» (СС 106, 9,10) и дере- «балка, ущелье, теснина».

Фильяк (Frustrum) - болг. диал. «место, где на Пасху катают пасхальные яйца по зеленому склону» - обезображенный современными постройками и «шанхайчиками» холм выше поссовета.

Францева казарма (Caserma Francevi) - местечко в верховье Армутлукского водосбора.

Хоба-Тепе (Culmen Speluncatum, Cacumen montis Speluncarum) - «пещерная вершина, вершина с пещерами» - из коба, хоба - «пещера, нора, грот» и тепе - «вершина, гора, высота». Скальный хребет, имеющий несколько гротов и пещер.

Хорото (Chorea, Chorus) - «место болгарских хороводов» - ровный лужок на берегу речки по Греческой улице (н. Жуковского), где сейчас развернулись стройки нуворишей.

Хрущёвската платина/плътина (Agger, Moles Chruscevi) плотина, сооруженная помещиком Хрущёвым и перегородившая Янтыкский водосбор.

Хрущёвската нушма (Fons Chruscevi) - прекрасный мощный источник питьевой воды в поместье Хрущёва, предмет зависти всего довоенного Коктебеля, сейчас в небрежении.

Хрущёвският луг (Pratum Chruscevi) - обширный луг в верховье Армутлукского водосбора, некогда собственность помещика Хрущева. Отузские татары, снедаемые завистью к этому сенокосу несколька раз убивали объездчиков (куражий) помещика, а в конце концов убили и самого Хрущева из-за соблазнительного луга (1913). Однако в 1930 г. этот луг был передан Коктебельскому колхозу.

Чалман-Кая, Джалман-Кая (Aries saxum) - тюрк. «скала-лезвие» - из диал. варианта чалман=джалман «острие, лезвие» (ЭСТЯ 4:103) и кая - «скала». Название острого скалистого пика.

Челеби-Кошла (Ovile Romanorum) - турец. «господский (хозяйский) загон для скота или овчарня молдаван», осм. челеби - «божественный, принц крови, господин (о европейцах), хозяин дома, хорошо воспитанный, образованный, любезный, элегантный» (СТН 111:2 1978), слово иногда употреблялось в смысле «балканский европеец - болгарин, влах, молдаванин». Так как соседняя балка по-болгарски называлась Молдаванската падина, предполагаем и в Челеби-Кошла значение «молдаванская овчарня». Ничего удивительного в этом нет: в XVIII в. в Крыму появилось много молдаван, пастухов огромных стад.

Чёртов камин - искаженный перевод названия Шайтан-Таш (см. Шайтан-Таш).

Чёртов палец - см. Шайтан-Бармак, скала Сфинкс.

Чобан-Чокрак (Fons Pastoralis) - татар, «пастушеский источник» из чобан - «пастух, пастырь» и чокрак - источник на склоне Биюк-Енишара.

Чурешките (Cerasi) - болг. «черешенки» - место в урочище Тюллюк.

Чурук-Су (Aqua Putida) - «гнилая вода/река» в Ст. Крыму.

Шайтан-Бармак (Herma, Pollex Daemonis) - тур. «перст сатаны», скала Сфинкс, Чертов палец, бармак - «палец, перст».

Шайтан-Капу (Porta Daemonis) - «врата сатаны» - скала Золотые Ворота.

Шайтан-Кая (Daemon Petra) - «скала-Сатана» на Хоба-Тепе.

Шайтан-Таш (Saxum Daemonis) - «скала/камень сатаны» - Чертов Камень, искажение: Чёртов Камин в ущелье между хребтами Хоба-Тепе и Карагач.

Шилестата Карана (Fistula rupes, saxum) - болг. «шиловидная скала» - Сюрюк-Кая.

Эгер-Оба (Sidima, Sella tumulus) - «седло(видный) холм, курган-седло» из эгер - «седло» (СТН I:I, 995), ср. йегер - «седло» (ЭСТЯ: 4,167), и оба - «холм».

Эгиз-Оба (Gemina tumulus) «двойной курган/холм» из эгиз - ЭСТЯ: I, см. ЭГЕР.

Экимчек (Geminula) - «двойной курган» см. предыдущ. Толкование Экиэмчек - «две женские груди» позднее вульгарное переосмысление.

Эфенди-Чешме (fons Domini Illustri) - «господский фонтан» - из эфенди - «господин, образованный, учёный; титул чиновников гражданской службы; духовное лицо» (СТН I:I, 937-938). Источник близ Верхних Трасс.

Южная Сердоликовая бухта (Lacus Sardonycum) - живописная бухта, заключенная между мысом Плойчатый и мысом Бакланий.

Юнговата могила (Tumulus Jungae) - могила помещика Юнге.

Юнговата потуница (Pons Jungae) - мост Юнге (через реку Янтык).

Ялын-Кая (Praeruptus mons, Arduum saxum) - «крутая скала» из тур. диал. йалын - «камень, высокая скала, голый камень, отвесная скала», родствен, ялым - «неприступная, крутая, отвесная скала» (ЭСТЯ 4:103).

Янтык (Fastigium, Latus) - «склон, пологий склон, бок» из йа:нтык-«склон, бок, сторона» - ЭСТЯ 4:118-119. Балка и река.

Из книги Т.Фадеевой, А.Шапошникова, А. Дидуленко "Старый добрый Коктебель"
Наверх

Модераторы: Koktebel.NET, Vlad, Yuri

Перейти:     Наверх


ВЛАДЕЛЬЦАМ частного жилья

Наши КОНТАКТЫ

Мы соц.сети

Коктебель события | О поселке | Коктебель частный сектор | Гостиницы отели пансионаты | Карты Коктебель Карадаг | Веб камера Коктебель | Карты Крым | Фото альбомы Коктебель | Видео об отдыхе | Развлечения аквапарк туризм | Доехать в Коктебель | Столовые бистро кафе рестораны | Отзывы об отдыхе в Коктебель | Пансионаты Коктебель мини-пансионаты | Частный сектор жилье


Феодосия отдых | Феодосия жилье гостиницы | Карты Феодосия | Береговое отдых | Береговое жилье отели частный сектор | Карты Береговое | Фото альбомы Крым | Курортное отдых | Курортное жилье частные гостиницы | Карты Курортное | Орджоникидзе отдых | Орджоникидзе жилье частный сектор | Карты Орджоникидзе | Фото места отдыха Крым | Карта сайта


Copyright © 2017 При использовании материалов сайта Koktebel.net разрешение и активная ссылка обязательны.

Собрана за: 0.5706 сек. Запросов к БД: 46.