Koktebel.NET - отдых в Крыму БЕЗ посредников: гостиницы, частный сектор

Навигация
Привет

Регистрация займет
не более 20 сек.

Имя пользователя:

Пароль:




Сохранить пароль

[ Регистрация ]
[ Забыли пароль? ]

Дачный Коктебель, история Коктебеля, известные люди Коктебеля.

Дачный Коктебель первой трети ХХ века.


Отцом-основателем дачного Коктебеля необходимо признать местного помещика Эдуарда Андреевича Юнге (1833-1898), петербургского врача-окулиста. В Коктебельскую долину он попал случайно из Феодосии. Приехал верхом. Дороги еще не было. Его поразило сходство Коктебеля с долиной Аликанте в Испании. Он поручил проживавшему там инженеру постепенно скупить землю вдоль моря.
В конце 70-х гг. XIX в. академик Э. А. Юнге скупил (купчие от 1878 и 1880 гг.) значительную часть долины, прилегающей к морю, и решил превратить ее в сад. Он с увлечением занимался виноградарством, виноделием, ирригацией (в 1881 г. были пробурены десятки скважин) и благоустройством своего коктебельского поместья, заложил основы товарного виноградарства и промышленного виноделия в Коктебеле.

Юнге мечтал устроить в долине Еланчика большую запруду для орошения всей Коктебельской долины. Работы были начаты (1882) и велись за его счет, но личных средств Юнге не хватило. Министерство земледелия помощи не оказало, и дело было заброшено на половине. Тогда Юнге решил распродать землю отдельным дачникам, и в Московской газете появилось объявление о распродаже земельных участков вблизи болгарской деревни Коктебель, что на берегу Крыма.
С 1890-х гг. в поместье Юнге гостили и останавливались литераторы, художники, деятели науки и культуры.

Его сыновья - Владимир Эдуардович Юнге (1864-1902), технолог по образованию, Федор Эдуардович Юнге (1866-1928), инженер-механик по образованию, и в особенности, Александр Эдуардович Юнге (1872-1921), агроном и винодел, гласный земского собрания с 1907 по 1916 гг., продолжили начатое отцом дело и наладили промышленное виноделие в Коктебеле.
Испытывая острую нехватку капитала (экономия нуждалась в денежных вливаниях для продолжения начатых ирригационных и мелиоративных работ), землевладельцы Юнге приняли решение распродать наиболее бесплодную часть своей обширной латифундии, прилегающую к пляжной полосе залива, для последующего частного дачного строительства. А. Э. Юнге надеялся, что дачники движимые частным интересом, подобно колонистам Запада обживут и цивилизуют пустынную Коктебельскую приморскую равнину.

После смерти Э. А. Юнге наследники распродали полынные и солончаковые пустоши у моря частным лицам для застройки дачами. Покупателями земельных участков в Коктебеле стали представители мелкопоместного дворянства, феодосийского уездного мещанства и киевских церковных кругов.
Согласно Плану участков, отведенных под усадебные земли из дачи Таврической губернии Феодосийского уезда восьмой части деревни Коктебель, владения наследников тайного советника Эдуарда Андреевича Юнге уже в первые годы ХХ века (1901-1902) были проданы земельные участки: В. А. Мурзанову - 1346,12 кв. саж., М. Синицыну - 1567,65 кв. саж., Л. И. Черняховскому - 2209,39 кв. саж., Е. Д. Яновской - 2426,37 кв. саж., (всего в 1 квартале - 5 десятин и 1195 кв. саж.); М. А. Кириенко-Волошину - 1302 кв. саж., А. Н. Зауткевичу - 2388 кв. саж. (всего во 2 квартале - 4 десятины и 1650 кв. саж.); Мейеру - 2688 кв. саж., И. П. и Т. П. Юрицыным - 2688 кв. саж. (всего в 3 квартале - 4 десятины и 1160 кв. саж.); Я. Г. Фибровскому - 2842, 5 кв. саж., А. Л. Тумановскому и В. В. Скрябину - 2842, 5 кв. саж. (всего в 4 квартале - 4 десятины и 1152 кв. саж.); В. Н. Павлову - весь 5 квартал - 5 десятин и 282 кв. саж.

Все купленные земельные участки примыкали к песчано-галечному пляжу, среди владельцев участков отметим имена М. А. Кириенко-Волошина (1877-1932), поэта и художника, протоиерея отца Михаила Синицына (1869-1932), духовника М. Волошина, и В. Н. Павлова (1852-1920), действительного статского советника, начальника Московско-Казанской, Самаро-Златоустовской и Юго-Восточной железных дорог, инженера путей сообщения. Семейства Волошиных, Синицыных и Павловых навсегда обосновались в Коктебеле.
Помимо купленных на плане обозначены и запрошенные участки - в 1 квартале № 1 - Хрицко, № 4 - П. П. Ризниченко, № 5 - А. П. Ризниченко, № 6 - Ф. И. Типкуном (позади Волошиных); во 2 квартале № 5 - В. В. Котляровым (позади Юрицыных и Мейера), в 3 квартале №№ 1 и 3 Крыжаном, № 2 Соколовским и др., № 4 - Бояджиевым; в 4 квартале позади Фибровского, Тумановского и Скрябина отмечен участок Сахно.
К северу от шоссе простиралась новая разбивка земельных участков 6-10 кварталов будущего дачного Коктебеля. Среди лиц, запросивших там земельные участки, поименованы: в 6 квартале участок № 1 - Юрасов, № 2 - Л. К. Барановский; в 7 квартале участок № 1 - В. П. Юрасов, в 8 квартале участки №№ 2 и 4 - В. Г. Викторовский, № 6 - М. А. Дейша, №№ 7-8 - С. С. Шпаковский,; в 9 квартале участок № 1 Адаменко, № 2 - Леонтьевский, № 3 - Дмитренко, №№ 5 и 7 - В. Г. Викторовский, № 6 - А. З. Эрбенс, № 8 - О. Матушева, в 10 квартале № 1 - М. В. Соколовский, № 3 - Г. М. Соболев, № 5 - Ю. И. Новицкий.
Среди этих имен особо отметим Марию Адриановну Дейшу-Сионицкую (1859-1932), оперную певицу. Она, как следует из дальнейшего, позднее перекупила участок Тумановского и Скрябина у моря и построила свою знаменитую дачу по соседству с Павловыми.

В период между двумя революциями дачный Коктебель еще более разросся - между Коктебельской речкой и современной улицей Десантников появились дачи Поляковых, Кушельниковых, Манасеиных, Харламбовых, Карякиных, Петровых. А в промежутке между Куру-Еланчиком, Судакским шоссе и Коктебельской речкой построились Перижановы, «ближние» Павловы, Яновские. На участках 3 квартала выстроились дачи Голубевых (священник Голубев был первым попом коктебельской церкви в 1915-1920 гг.) и Святских. На участках девятого квартала за шоссе располагались дачи Шика и Вересаева.

Основу коктебельской дачной колонии первой трети ХХ века составляли:


 семейство землевладельца Петра Казимировича Косцюшко-Валюжинича владело землями, на которых в результате обмена в 1876 г. старокрымские болгары построили «Верхнее село» (За старой школой), А П.К. Косцюшко-Валюжинич на участке поближе к морю, выменянном у болгар, построил дачу.

 семья коктебельского землевладельца Ипполита Николаевича Хрущова (1843-1913) владела именьем с прекрасным обильным источником. Отузские татары убили Хрущева из-за заливных лугов в Армутлукском водосборе.

 семейство фон-Тешей было одним из старейших дачевладельцев Коктебеля (еще с 1893 г.). Павел Павлович фон Теш (1842-1908) окончил московский университет в 1864 году и посвятил себя практической медицине, в течение 30 лет неся различные обязанности ординатора Лефортовской городской больницы, московской общины «Утоли моя печали», московской полицейской больницы, главного врача Курско-Киевской, Московско-Брестской ж.д. и др. П.П. Тешъ был человек даровитый, разнообразно образованный и живо интересующийся широкими вопросами науки. Он был действительным членом московского психологического о-ва, Императорского московского о-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии и живо интересовался генезисом человеческого рода. Павел Павлович стал гражданским мужем Е. О. Кириенко-Волошиной с конца 1880-х гг., он и был инициатором переезда Волошиных в Коктебель. Весной 1893 г. фон-Теш присмотрел и купил крайний домик болгарского Коктебеля, стоявший на вершине холма у соединения улиц Греческой и Судакского шоссе (ныне пер. Пограничный), и обширный виноградник прежних владельцев дома. Сюда из Москвы летом того же года он привез и Елену Оттобальдовну Кириенко-Волошину с сыном Максом. 16-летний Максимилиан был переведен в Феодосийскую гимназию и снимал в Феодосии квартиру, приезжая к матери на каникулы в Коктебель. Поначалу коктебельский дом не был местом постоянного проживания ни для хозяина, ни для его гостей. 11 дек. 1897 г. Волошин писал в письме А.М. Петровой: «В числе новостей могу сообщить вам, что дача наша продается, так как Пав. Павлов. убедился, что она может привести только к полному разорению» (Волошин М.А. Из литературного наследия. Т. 1. СПб., 1991, 35). Впоследствии фон Теш оставил это намерение и проживал в своем коктебельском имении еще десять лет, оказывая посильную и безвозмездную медицинскую помощь местному населению. В марте 1907 г. одна из дочерей фон-Теша Елена Павловна Паскина, переехала с детьми Костей, Жоржем, Любой, Ириной, Зоей из Варшавы в Коктебель. Ее муж, адвокат, князь Константин Яковлевич Орбелиани, был сослан в Сибирь в связи с событиями в Польше. Елена Павловна организовала в доме отца после его смерти пансион для приезжающих к морю и содержала на зарабатываемые таким способом деньги свое многочисленное семейство (двух сыновей и трех дочерей). Это продолжалось до 1921 г., когда семья фон-Тешей навсегда покинула Крым. Старший сын Елены Павловны Константин вместе с российским морским флотом оказался в Бизерте, где получил звание корабельного гардемарина. После учебы в Сорбонне много лет работал в Тунисе и Алжире. (Секурова Е.В. 10 дней в Коктебеле или 10 дней в поисках Прошлого. М.: Готика, 2002, 48 с.)

 Семья поэта и художника М.А. Волошина волей судьбы также стала коктебельской. Как известно, в 1897 г. Кириенко-Волошины вернулись из Крыма в Москву, Макс поступил в Московский университет. В ближайшие годы (1897-1901) он редко вспоминал о Коктебеле, принимая активное участие в бурной студенческой жизни и странствуя по Европе (1899, 1900). Тем временем в Коктебеле началась распродажа земли наследниками Э.А. Юнге. Елена Оттобальдовна купила небольшой участок в 1900 г. по соседству с домом бывших певиц Л. Баженовой и С. Поповой. Находясь в туркестанской экспедиции Вяземского, Макс получил от матери письмо, в котором она сообщала о своем желании купить землю в Коктебеле. В ответном письме 10.10. 1900 Волошин пишет ей: «Мне сейчас пришла в голову одна мысль... Почему вам не купить землю в Батуме... Право, мама, покупайте там, а Коктебель бросьте. Представьте себе домик на берегу моря среди почти тропической растительности, кругом снеговые горы, благодаря которым здесь лето никогда не бывает жарким» (ДМВ фонд НВ 21.231). В следующем письме он предлагал матери использовать часть его наследственных денег и очень настойчиво пытался склонить ее к идее поселения в Батуми: «Нет, вы, пожалуйста, бросьте совсем мысль о Коктебеле и купите землю там» (ДМВ, НВ 21. 232). 23.01 1901 г. Макс предлагал в письме к матери другой вариант, ‘самый надежный’: «Домик где-нибудь на берегу Салерно и Амальфи, особенно с южной его стороны между Салерно и Амальфи около Capo del Orso при городах Minori и Mayori, или дальше около Позитано - что может быть лучше? Туристов там нет: они толкутся на северном берегу около Сорренто. А какая красота! Когда я попал туда, мне сначала показалось, что я вижу что-то знакомое, похожее на Ялту. Но после понял, что Ялта сравнительно с этим просто лубочная копия с мастерского произведения гения. Там все голубое: и море, и скалы, и небо. Глядя на Черное море, нельзя составить себе никакого представления о всей прозрачности Средиземного. Оно так же не похоже на него, как Патриаршие пруды на Коктебельский залив» (ДМВ, НВ, 18.417). Но Елена Оттобальдовна решила по-своему. Она все-таки купила земельный участок в Коктебеле на берегу моря и 16 мая 1902 г. заложила фундамент небольшого одноэтажного дома (ДМВ, НВ 18. 402). Таким образом, именно мать поэта стала основателем того явления русской культуры, которое позднее стало называться «Волошинский Коктебель». Только в конце марта 1903 г. Волошин вновь оказался в Коктебеле. «Коктебель не сразу вошел в мою душу: я постепенно осознал его как истинную родину моего духа. И мне понадобилось много лет блужданий по берегам Средиземного моря, чтобы понять его красоту и единственность» (Волошин М. Автобиография). Летом 1903 года Волошин начал строительство на участке матери своего двухэтажного зимнего дома, истратив на него все свои наследственные деньги (12 тыс. рублей в государственных бумагах, с которых он до совершеннолетия получал 4% годовых каждые полгода: ДМВ, НВ 18. 341). В течение нескольких месяцев строительные работы были в основном завершены, и в ноябре Волошин через Москву уехал во Францию. Гостил он в своем доме в последующие годы редко (1907). Тем временем в Коктебеле Елена Оттобальдовна продала свой первый дом, участок земли и построила себе новый двухэтажный дом рядом с домом сына (1908). В результате распада семьи Волошиных и смерти П.П. фон-Теша у Макса и Е.О. возникли денежные затруднения и разногласия по поводу дальнейшего использования собственности в Коктебеле. Елена Оттобальдовна организовала в своем доме пансион для приезжающих отдохнуть у моря и содержала на зарабатываемые таким способом деньги не только себя, но и путешествовавшего по Европе и России Максимилиана. В 1909-1912 гг. Волошин бывает летом в Коктебеле, наезжая к матери из Санкт-Петербурга, Москвы, Парижа. В середине апреля 1912 г. Макс приступил к реконструкции своего дома, а к осени были завершены основные работы по строительству новой мастерской. В 1913 г. (весной и осенью) была закончена и отделка интерьеров. В свой последний визит в Коктебель М.В. Сабашникова видела дом почти завершенным. В 1914-1915 гг. Волошин проживал в Дорнахе и Париже, в период Революции и Гражданской войны побывал в разных городах (Одессе, Симферополе), а остаток жизни с 1920 по 1932 гг. жил почти безвыездно в своем коктебельском доме. (Елекоев М.Л. «Дар нечаянный» Дом Волошина в Коктебеле ДМВ, архив, сс.1-7 и 9-11)

 семья Манасеиных состояла из Михаила Петровича Манасеина (1860-1917), известного врача, Натальи Ивановны Манасеиной (1869-1930), писательницы, издателя журнала для детей «Тропинка», их дочери Екатерины Михайловны Манасеиной (1895-1955), актрисы Александринки. У Манасеиных гостили Поликсена Сергеевна Соловьева (1867-1924), дочь историка С. М. Соловьева (1853-1879), поэтесса и художница (псевдоним «Аллегро»), и А. М. Пешков (Максим Горький) (1868-1936).

 семья Святских, Святская Наталья Филипповна (1874-1947), жена священника, соседи Волошиных, вторые от дома поэта.

 семья Голубевых. Священник Голубев (? - 1920) был первым попом коктебельской часовни, затем церкви, в 1915-1920 гг., расстрелян большевиками.

 семья дачевладельца Георгия Спиридоновича Петрова (1868-1925), священника, лектора и публициста, с 1920 года оказалась в эмиграции.

 семья Новицких состояла из Алексея Петровича Новицкого (1862-1934), искусствоведа и академика АН СССР с 1926 г., и Юлии Ивановны Новицкой (урожденной Остроглазовой, 1868-1933). Новицкие стали коктебельскими дачевладельцами с 1912 года.

 семья Карякиных состояла из А. М. Карякиной (+1913), сестер Поповой Софьи Григорьевны (урожд. Карякина, +1921) и Меланьи Григорьевны (+1919), профессиональных оперных певиц, собравших на благотворительных концертах достаточно средств для постройки в Коктебеле зданий почты, аптеки и начальной школы. Дачевладелицы с 1900 г.

 дачевладелица Баженова Людмила Николаевна (18..-1913), в прошлом оперная певица. Она устраивала благотворительные концерты на своей даче с целью собрать средства для благоустройства села.

 Синицыны стали коктебельскими дачевладельцами в 1901/2 гг. Главой семейства Синицыных был отец Михаил (Михаил Васильевич, 1869-1932), который в 1920 году стал священником коктебельской церкви (после расстрела Голубева) и нес служение до своей смерти в 1932 г., после чего церковь была закрыта советскими властями. В Коктебеле постоянно проживали после революции Клавдия Акимовна (1874-1941), его супруга, его сын Всеволод Михайлович (1883-19..), его внучка, Фаина Синицына, поныне непременный участник праздничных собраний в Доме-музее М. А. Волошина.

 из семьи Котляровых происходила Дарья Андреевна Котлярова (1885-1955) в первом браке Деген, во втором браке Юнге, жена А. Э. Юнге, известна еще под коктебельским прозвищем «Дода». После экспроприации поместья Юнге (1921) долгое время проживала с детьми в доме Е.О. Волошиной, из которого ее также выселяли местные власти (1928). Когда дети подросли и уехали учиться в Москву, Дарья Андреевна последовала за ними.

 семья Вересаева состояла из Викентия Викентьевича Смидовича (Вересаев - литературный псевдоним) (1867-1945), известного писателя, и его жены Марии Германовны Смидович (1875-1963). Вересаев - автор повестей «Без дороги» (1895), «На повороте» (1902) о кризисе народничества, нашумевших очерков «Записки врача» (1901) об общественном долге врачей, романов «В тупике» (1922), «Сёстры» (1933) о путях интеллигенции в революции, литературоведческих работ о Пушкине, Достоевском, Толстом и др. Вересаев переводил с греческого гомеровские гимны, лирику Сапфо, «Илиаду» Гомера, «Труды и дни» Гесиода. В 1943 г. был награжден Государственной премией СССР.

 семья Треневых известна педагогом, писателем Константином Андреевичем Треневым (1877-1945). Его дореволюционные рассказы посвящены жизни крестьянства («Затерянная криница» 1910, «На ярмарке» 1913 и др.). После Октябрьского переворота выступал главным образом как драматург и стал известен своими пьесами «Пугачевщина» 1924, «На берегу Невы» 1937, «Анна Лучинина» 1941 и др. В его лучшей пьесе «Любовь Яровая» (1926, нов.ред. 1936) изображены события гражданской войны. Лауреат Государственной премии 1941 г. Некоторое время главная улица Коктебеля носила его имя.

 Максимилиан Яковлевич Шик (1884-1968), переводчик, владел дачей у отрогов Экимчека и Моторинской горки с дореволюционных времен.

 семейство протоиерея Яновского стало постоянным обитателем Коктебеля в 1923-1928 гг.

 многолюдное семейство В. Н. Павлова (1852-1920), «дальние Павловы», владело огромным земельным участком и небольшим летним домом на самом краю дачного Коктебеля.

 семейство Дейш-Сионицких в результате перекупки земельного участка Скрябина и Тумановского обосновалось в прибрежной части дачного Коктебеля. Дача Дейш-Сионицких отличалась чопорностью великосветских манер и превращалась летом в настоящее музыкальное собрание.

 семья издателя Леонида Оттоновича Крумбюгеля.

Несколько имен владельцев участков принадлежит местным жителям греческого и болгарского происхождения - Сахно, Синопли, Бояджиев, Перижанов. В доме Перижановых позже разместилось сельпо. Грек Александр Георгиевич Синопли (1879-1943) содержал знаменитое «литературное» кафе «Бубны» в 1912-1920 гг. и в 1924-1930 гг. (см.. также Воспоминания Н.А. Габричевской)
Ежедневный быт коктебельских дачников первой трети ХХ века мало чем отличался от прекрасно описанного в произведениях А. П. Чехова и М. Горького быта российских дачников рубежа веков. В этом быту было немало элементов культурного кружка (иногда литературного, иногда музыкального), столь свойственного русской культуре ХIХ и первой трети ХХ века.
Вечерние собрания обитателей дачи, как связанных родственными и брачными узами, так и дружескими отношениями, знакомством или квартиросъемкой, перерастали из чаепития, сопровождаемого беседой и общением, в концерт инструментальной или вокальной музыки, литературные чтения или поэтический вечер.
Все эти формы общения были очень характерны для коктебельских дачников. Более того, на подобных концертах и литературных вечерах нередко собирались добровольные пожертвования на благотворительные цели - постройку почты, аптеки, земской начальной школы или церкви в Коктебеле. Таким образом нашла свою реализацию идея Э. А. Юнге о постепенной «цивилизации» Коктебеля усилиями дачников.

Уже с 1909 года путеводители по Крыму неизменно рекламировали Коктебель, как становящийся модный литературный курорт. В позднейшие времена он перерос в своеобразную литературно-художественную колонию.
Некоторые дачевладельцы создавали в своих домах настоящие литературные и музыкальные кружки - дачи Манасеиных, Петровых, Волошиных, Вересаевых и Треневых суть яркие примеры литературно-поэтических кружков, дачи Карякиных, Дейш-Сионицких в летние месяцы действовали как музыкальные собрания и салоны.
Примечательны и социальные различия в ориентации некоторых дач. Музыкальное собрание Дейши поддерживало светский чопорный тон вплоть до начала тридцатых годов. Литературно-художественный кружок Волошина, став с 1911 года пристанищем «обормотников», в дальнейшем ориентировался на демократическую простоту и непритязательность в быту и общении.

С течением времени складывается специфический контингент «коктебельцев», предпочитавших отдых только в Коктебеле. При этом среди дачников начинается своеобразная «дифференциация». Вокруг М.А. Дейши-Сионицкой группируются люди пожилого возраста, отличавшиеся добропорядочным консерватизмом и не приемлющие новшеств и нововведений.

Вокруг Волошина собирается молодежь с большим творческим задором, отказавшаяся от светских условностей и стереотипов, постоянно «скандализирующая» чопорную публику Дейши-Сионицкой. В шутку называвшая себя «обормотами», молодежь волошинского окружения была склонна к мистификациям и розыгрышам и стремилась превратить свою жизнь в «произведение искусства».

Заметную роль в творческой жизни Коктебеля сыграло кафе "Бубны", которое содержал грек Синопли. Оно стало местом встреч творческого общения молодых "коктебельцев". В нём царила особая артистическая атмосфера. Внутри и снаружи помещение было расписано М. А. Волошиным, А. В. Лентуловым, В. П. Белкиным, при участии А. Н. Толстого, который придумал к рисункам шуточные подписи.

«Чашечку турецкого кофе каждому хочется выпить после прогулки у моря. Мы зашли в кафе «Славны Бубны» пили кофе»,- отмечал в 1912 году в своем коктебельском рассказе «Славны Бубны» молодой писатель Михаил Михайлович Пришвин. Он был в ряду тех людей, которые стали свидетелями открытия кофейни Александра Георгиевича Синопли в Коктебеле. Это стало событием для страны синих вершин.

Любопытна предыстория открытия первого коктебельского кафе

В июле 1912 года Максимилиан Волошин с графом Алексеем Толстым, а также художниками Вениамином Белкиным и Аристархом Лентуловым, отдыхавшими в то время в Коктебеле, получили предложение обустроить небольшой сарай под кофейню для дачников, их гостей и просто туристов. «Обормоты» с радостью приняли это предложение. Было решено «разукрасить» все четыре стены и простенки своими произведениями и непременно каждое из них сопроводить небольшим стихотворным текстом.

Работу завершили уже к началу августа. Незамысловатые двустишья, сложенные А.Толстым и М.Волошиным, как нельзя кстати подошли к вывесочному стилю натюрмортов Лентулова и Белкина. По предложению авторов лавочка была названа «Бубнами» (от выражения «Славны бубны за горами»). Это «столичное» название было придумано «с претензией» на конкуренцию с особо знаменитым в литературно-артистических кругах петербургским рестораном «Вена». И, безусловно, корень его лежит в том, что художники, принимавшие участие в отделке принимали участие в объединении «Бубновый валет». А в «Путеводителе Боссалини для Феодосии и окрестностей» кафе и вовсе названо «осколком „Бубнового волета”».

У самого входа в кафе была нарисована огромных размеров фигура в оранжевом хитоне. Это, конечно же, Волошин. А рядом - две пояснительные надписи:

«Толст, неряшлив и взъерошен Макс Кириенко-Волошин»,

«Ужасный Макс – он враг народа, его, извергнув, ахнула природа».

Рядом такая же огромная, но очень важная фигура:

«Прохожий, стой! Се граф Алексей Толстой».

«Обормоты» не забыли и о своих вечных врагах - «нормальных дачниках». Для них было тоже подготовлено несколько сюрпризов. На фанерном листе был нарисован человек в котелке, черном элегантном костюме. Стоячий накрахмаленный воротничок подпирал бессмысленное лицо с усиками. Надпись гласила:

«Нормальный дачник - друг природы.
Стыдитесь, голые уроды».

В 1920-е гг. культурная и литературная жизнь летнего Коктебеля все более концентрировалась в усадьбе Волошиных (состоявшей тогда из двух больших двухэтажных домов и длинного одноэтажного флигеля, приспособленных для приема дачников). В эти годы дом поэта Максимилиана Волошина постепенно превратился из традиционного литературно-художественного кружка в КОХУЭКС (Коктебельскую художественную экспериментальную студию).
С конца двадцатых годов началась кампания конфискации дачных домов у моря и передача их различным государственным, профсоюзным и кооперативным организациям, ВАММ, ЦАГИ, МЭИ, Крымкурорттресту и др.
Партийные постановления о ликвидации кружковщины в литературе и смерть М. А. Волошина положили конец старому дачному Коктебелю и традициям кружковых форм общения русской интеллигенции. На смену старым формам общения и объединения интеллигенции пришли централизованные способы распределения материальных благ (типа системы домов отдыха Литфонда союза Советских Писателей), жесткий административно-репрессивный контроль со стороны НКВД (позднее КГБ). К 1933 году в основном завершилось становление социалистического курорта в Коктебеле с его домами отдыха нового типа.

В 1930-е гг. многие друзья волошинского дома стали снимать на летние месяцы жилье в Коктебеле. В частности, Сорокины поселились в полуземлянке Джумали, а Габричевские облюбовали дом Оноприенко по ул. Садовой (ныне Калинина, 23) (илл.). У них гостили историк искусства, академик В.П. Зубов, искусствоведы А.Г. Ромм и А.В. Бакушинский, художники А.М. Милашевский и Л.А. Бруни, Н.К. Бальмонт, семейство Шервинских и др.

В 1950-60-е гг. завсегдатаями и гостями дома Габричевских в Коктебеле стали один из основателей отечественного кинематографа Л.В Кулешов, актеры и кинорежиссеры Н.К. Черкасов (нар. арт. СССР), Г.М. Козинцев, А.В. Баталов, Н.В. Литвинов, И. Кваша, А.А. Румнев, Л.И. Менакер, А.С. Боткина-Хохлова (дочь писателя С.М. Третьякова), И.К. Станиславский (сын знаменитого режиссёра, педагога и теоретика театра), В.А. Иоффе (супруга знаменитого физика), Л.И. Прокофьева (супруга композитора), художники Н.И. Альтман и А.Т. Зверев, архитекторы В.Ф. Маркузон и А.И. Опочинская, музыкальный педагог Г.Г. Нейгауз, прославленный исполнитель С.Т. Рихтер, писатели и поэты Н.А. Чуковский, И. А. Бродский и др. (Нейгауз Г.Г. Размышления, воспоминания, дневники. Избр. статьи. Письма к родителям. - М., 1975)

В послевоенные годы, когда дома в Коктебеле продавались за бесценок, некоторым деятелям авиации, науки, искусства и культуры удалось обзавестись здесь дачными домиками. Так, постоянными «коктебельцами» стали авиаторы Анохины, литераторы Василевские, искусствоведы Габричевские, авиаторы Гинце-Писаренко (бывший дом Синопли), скульпторы Григорьевы-Арендт, филологи и литературоведы Десницкие, врач-педиатр М.П. Кудрявцева (урожд. Смидович, двоюродная племянница писателя В.В.Вересаева), Моисеевы (семья знаменитого хореографа), художники Шагиняны-Цигали, известный археолог П. Шульц (дочь которого, Н.П. Шульц-Лесина, известна как автор путеводителей по Коктебелю и Старому Крыму). Каждый дом - свой неповторимый мир, свои друзья, свой «обиход». Именно они задавали культурный и образовательный тон в послевоенном Коктебеле. Но это - отдельная большая тема, которая еще ожидает своего исследователя.

Из книги Т.Фадеевой, А.Шапошникова, А. Дидуленко "Старый добрый Коктебель"


Коктебель - Жилье без посредников каждый выбирает для отдыха.

Гостиницы отели Коктебель | Пансионаты Коктебель | Частный сектор Коктебель | Активный отдых в Коктебеле | Жилье для отдыха Феодосия | Жилье отели частный сектор Береговое | Отели, частный сектор Курортное | Жилье, частный сектор Орджоникидзе

Туристам для отдыха в Коктебеле:  Волошин в Коктебеле и Заповедник Карадаг, В Коктебель тропой Грина
В разделе  туристической информации для вас подробно: Отдых в Коктебеле | Отдых в Феодосии | Отдых в Курортное | Отдых в Орджоникидзе | Отдых в Береговое (Феодосия) | Отдых в Приморский (Феодосия).

В нашей Фото видео галерее можно увидеть: фото Коктебель, фото Феодосия, фото Курортное, фото Орджоникидзе,
фото Береговое (Феодосия), фото Приморский (Феодосия).
В разделе Как добраться в Коктебель предложены варианты дороги в Коктебель, Феодосия, Крым.
В разделе Где откушать в Коктебеле предложены варианты питания в Коктебеле, отзывы по столовым, кафе.
В разделе Карты Крыма карты городов и поселков: Карты Коктебель, Карты Феодосия, Карты Курортное,
Карты Орджоникидзе, Карты Береговое (Феодосия), Карты Приморский (Феодосия).

На форуме Коктебеля можно узнать интересную информацию и поделиться ее с другими:  главный форум, жилье и питание в Коктебеле, бесплатные объявления, нам не понравилось в Коктебеле.
В разделе Отзывы об отдыхе в Коктебеле, Крым можно поделиться впечатлениями об отдыхе.
В разделе Полезные ссылки - Коктебель есть интересные веб-сайты по нашему отдыху в Коктебеле, Крым.


Послать по email Распечатать на принтере




ВЛАДЕЛЬЦАМ частного жилья

Наши КОНТАКТЫ

Мы соц.сети

Коктебель события | О поселке | Коктебель частный сектор | Гостиницы отели пансионаты | Карты Коктебель Карадаг | Веб камера Коктебель | Карты Крым | Фото альбомы Коктебель | Видео об отдыхе | Развлечения аквапарк туризм | Доехать в Коктебель | Столовые бистро кафе рестораны | Отзывы об отдыхе в Коктебель | Пансионаты Коктебель мини-пансионаты | Частный сектор жилье


Феодосия отдых | Феодосия жилье гостиницы | Карты Феодосия | Береговое отдых | Береговое жилье отели частный сектор | Карты Береговое | Фото альбомы Крым | Курортное отдых | Курортное жилье частные гостиницы | Карты Курортное | Орджоникидзе отдых | Орджоникидзе жилье частный сектор | Карты Орджоникидзе | Фото места отдыха Крым | Карта сайта


Copyright © 2017 При использовании материалов сайта Koktebel.net разрешение и активная ссылка обязательны.

Собрана за: 0.0885 сек. Запросов к БД: 37.